Управление казенной поташной промышленностью России в половины XVIII века

Управление казенной поташной промышленностью России в половины XVIII века


 

В результате изучения модернизационной деятельности Петра I в исторической науке сформировалось представляющееся абсолютно справедливым мнение о том, что форма, направленность и методы проводимых им реформ были обусловлены сложившейся в начале XVIII в. внешнеполитической ситуацией.

  • Дополнительная информация


    • Авторы:
    • Город:Саранск

Поражение под Нарвой, потребовавшее быстрейшей реорганизации вооруженных сил России. Отсутствие в условиях крепостного права рынка наемной рабочей силы вкупе с крайне узким внутренним потребительским рынком привело к формированию особой модели организации промышленного производства, которую можно назвать петровской (хотя она надолго пережила своего создателя).

Ее характерными чертами было преимущественное развитие тех отраслей, которые были связаны с обеспечением потребностей армии и флота, ориентация их на казенные подряды, а не на рынок (в результате конкуренция между крупными производителями осуществлялась не за потребителя, а за государственный заказ, что во многом лишало их стимулов к снижению себестоимости и повышения качества продукции), использование подневольного труда на предприятиях.

Но в то же время в условиях этой модели существовали отрасли промышленности, которые не ориентировались на нужды вооруженных сил, такие, например, как казенная поташная промышленность. В ряду остальных отраслей промышленности она выделяется тем, что производство поташа в конце XVII - первой половине XVIII в. осуществлялось исключительно на экспорт. Все это позволяет говорить о поташном производстве как об особой экспортоориентированной отрасли казенной промышленности. Государство, нуждавшееся в поступлении иностранного серебра в казну, проявляло высокую заинтересованность в своевременном и максимально выгодном сбыте поташа, а так же максимальном снижении его себестоимости. При этом значительную роль играло и совершенствование структуры управления казенной поташной промышленности.

После смерти боярина Морозова, владевшего крупнейшими поташными промыслами, его предприятия были отписаны в казну и стали ядром казенной поташной промышленности. Все казенные поташные предприятия находились в ведении приказа Большой казны.

Количество поташа, производимого в России в период с 1675 по 1690 гг. было огромным, причем большая его часть производилась на частных предприятиях.

В этих условиях, российское правительство оказалось, видимо, в затруднении - с одной стороны, государство, конечно же, получало какую-то прибыль от производства поташа частными лицами из-за разницы между ценой, по которой он поставлялся в казну, и той, по которой он продавался за рубеж; с другой стороны, эта прибыль была не столь высока, как от продажи казенного поташа (в перерасчете на единицу продукции). К тому же огромное количество производимого поташа снижало спрос на него и затрудняло реализацию. В этих условиях более прибыльным представилось монополизировать не только продажу, но и производство поташа21. Это решение сопровождалось резким увеличением числа казенных поташных предприятий - будных станов, майданов или гартов. Причем если ранее увеличение происходило в основном за счет перехода в казенную собственность бывших частных гартов, то сейчас был сделан упор на сооружение новых22. Всего же в 1697 г. в Арзамасском, Алаторском, Кадомском, Шацком, Нижеломовском и Барминском уездах имелось двадцать майданов. В 1698 г. для более эффективного управления они были разделены на две группы. Одна из них была отдана под управление воеводы Огарева, другая - дьяка Ивана Салтанова.

Резкое увеличение экспорта поташа в конце 1690-х гг., скорее всего, сбило спрос на него и, как следствие, привело к снижению цен. Наиболее вероятно, что в этих условиях продолжение работ на самых бедных лесом гартах было признано нецелесообразным, и они были отставлены. Поэтому в 1701 г., несмотря на заведение в 1700 г. еще одного24, в действии имелось всего пятнадцать будных майданов, которые делились на четыре группы: 1) Нижеломовская I группа - включала Сиялеевский, Унуевский, Корсаковский и Сивильский майданы; 2) Нижеломовская II - Янгужинский, Керетлеевский, Челмодеевский и Лухминский майданы; 3)Кадомская - Вичкилеевский, Сакаевский, Шевалеевский и Поляковский майданы; 4) Шацкая - Боковой, Пичкиряевский и Матвеевский майданы.

Данные о расходе сырья и количестве произведенного на гартах поташа свидетельствует об отсутствии в этот период единых требований к поливачам гартов со стороны государства, т. е. каждый поливач при работе руководствовался исключительно своим опытом и умением, что неизбежно должно было приводить на многих будных станах к напрасному перерасходу припасов.

Назначенные для управления гартами должностные лица выполняли лишь функции надзора за сохранностью годных для изготовления поташа лесов и непрерывностью работ в удобное время.

В 1707 г. для повышения эффективности работы поташной промышленности в России была проведена реорганизация системы ее управления. Поскольку производство поташа было связано с массовой вырубкой лесов, чтобы не нанести в дальнейшем урон корабельным лесам, все будные станы, на которых оно осуществлялось, были переданы из ведения приказа Большой казны под управление приказа Адмиралтейских дел26. Для лучшего управления деятельностью гартов и предотвращения порубки годных на поташное дело лесов на другие цели была создана специальная структура - контора поташного правления.

Ее разместили в с. Починки - административном центре одноименной дворцовой волости. Решение о размещении конторы именно в этом месте объяснялось тем, что эта волость располагалась на стыке ряда уездов - Саранского,

Темниковского, Арзамасского, Алатырского и Краснослободского - в которых находились многие гарты и в непосредственной близости от остальных будных майданов. Таким образом, Починковская волость являлась географическим центром российской казенной поташной промышленности. Кроме того, все лесные ресурсы и население волости, состоявшее из дворцовых крестьян, находились в полном распоряжении правительства и могли по мере необходимости использоваться для производства поташа.

Структура учрежденной конторы в это время была крайне аморфна. Во главе ее был поставлен воевода Починковской волости Гаврила Дмитриевич

Кашкаров, все указы как из коллегии Адмиралтейских дел об изменениях в организации работы поташных гартов, так и доношения с них присылались именно ему27. Сообщения с мест о работе гартов и челобитные воеводе поступали от двух подьячих: Федора Шеметова и Ивана Петровскова28. Вероятно, они выполняли функции секретарей: осуществляли сбор и обобщение поступающих с майданов сведений и информировали воеводу о ходе производственного процесса и возникающих затруднениях. Кроме того, судя по тому, что после перехода в казенное ведомство Тольского и Лемдяевского майданов в 1708 г. было приказано «ведать те майданы и быть у присмотру поташного дела и у надзору мастеровых и работных людей на Арзамаском Тольском Петру Астафьеву, на Саранском

Лемдяевском брату твоему (воеводы Гаврилы Кашкарова - Э.Б.) Алексею Каш- карову»29, на майданы были назначены надзиратели, деятельность которых заключалась в основном в контроле за обеспечением гартов припасами и непрерывностью их деятельности. В том же 1708 г. последовало распоряжение «... в Починковской волости ис крестьян выбрать для сохранения ... денежной казны и всяких припасов и для розъезду и обережи дельных к поташному делу удобных лесов и всяких розсылок и караулов пятьдесят человек самых добрых и неустарелых и давать им ево Великого государя жалованья с волостей и с мирских зборных денег человеку по три рубля, хлеба по тому ж на год». О каких-либо других должностных лицах поташной конторы нет никаких данных, но, в любом случае, при воеводе для ведения дел должны были быть писари (копиисты).

Возможно, поташная контора еще не полностью выделилась в самостоятельную структуру, а являлась подразделением Починковской воеводской канцелярии.

После создания Починковской поташной конторы был кардинально изменен подход к обеспечению казенной поташной промышленности припасами. Первоначально правительство решало эту задачу за счет найма работных людей для их заготовки, а также покупки золы и клепки у окрестного населения, все работы на гартах производились также наемными работниками31. Из них сформировались особые категории мастеровых - будники и вонггари, главные обязанности которых заключались, соответственно, в нажигании золы и рубке клепочных дров (будники) и доставке их из леса на гарт (воштари). После осмотра майданов присланный из Приказа адмиралтейских дел стольник Григорий Племянников принял решение отставить от их заготовки будников и воштарей и перевести их в разряд дворцовых крестьян, обязав платить наравне с другими подворный налог. Он посчитал, что гораздо выгоднее на собранные таким образом средства покупать золу и клепку у желающих поставлять ее крестьян. Исключение было сделано только для Учуевского майдана, так как там не было ни пашни, ни сенных покосов, следовательно, его жители не могли прокормиться крестьянской работой .

Непосредственно участвовавшие в производстве работники - поливачи, их податни и корытники - получали за свою работу дифференцированное в зависимости от категории жалование, часть которого выплачивали деньгами, часть - продуктами: рожью, крупами (вместо них чаще всего выдавался овес) и солью. Поскольку существенное влияние на себестоимость поташа оказывали цены на зерно, которые могли сильно колебаться в зависимости от урожая. Для сведения к минимуму зависимости себестоимости производства поташа от рыночных цен на зерно еще в конце XVII в. было решено для выплаты хлебного жалования употреблять зерно, выращенное на казенных десятинных пашнях.

Первоначально в ведении Починковской поташной конторы оказалось восемь действующих гартов - раньше казенных будных станов было значительно больше, но в связи с вырубкой лесов поблизости от них на многих было решено прекратить производство. В условиях сокращения количества функционирующих гартов было решено увеличить изготовление поташа за счет интенсификации производства. Так, указом 1708 г. предписывалось увеличить ежегодное количество ломок на каждом гарте с двенадцати (как это делалось ранее) до четырнадцати, и в каждую ломку делать не менее девяти бочек поташа (раньше их число колебалось от семи до десяти). Таким образом планировалось довести объем годового производства до I ООО бочек34.

Для финансирования производства в распоряжение поташной конторы стали поступать оброчные деньги с бывших будников и воиггарей, а также со всех дворов на действующих и отставных майданах. В 1711 г. на них насчитывался в общей сложности 571 двор, с которых ежегодно должно было платиться по 479 руб. 80 коп.35. Но этих средств было явно недостаточно, что привело к тому, что в 1716 г. в распоряжение Починковской поташной конторы поступили все деньги, собираемые с крестьян и майданских жителей Починковской,

Вадской и Сергацкой волостей, в которых насчитывалось 5 779 дворов, обложенных сорокаалтынным налогом, и 644 особые избы, с каждой из которых платилось по тридцать алтын. Все они должны были платить в год по 7 514 руб. 40 коп. Кроме того, с кабаков, конских площадок, мельниц, бортных ухожаев, мостов и перевозов и различных канцелярских сборов поступило 5 906 руб. 17 коп., и еще «начетных» за прошлые годы денег с кабацких бурмистров и целовальников, а также «за проданный табак, и с крепостных пошлинных денег, и за продажную гербовую бумагу, и за отписные пожитки»36. При этом необходимо отметить, что данные средства тратились не только на производство и транспортировку поташа. Например, в 1720 г. починковскому воеводе следовало выдать 4 319 руб. 38 коп. на замшевые заводы и 563 руб. 14 коп. - на шляпные.

Очевидно, что во втором десятилетии XVIII в. Починковская поташная контора помимо управления поташным производством стала выполнять все функции воеводской канцелярии и фактически заменила ее, весь административный персонал последней также вошел в состав конторы. Благодаря такому совмещению полномочий организация деятельности казенной поташной промышленности существенно облегчалась. Главными задачами конторы являлись контроль за свое временной заготовкой припасов для поташного производства, обеспечение эффективной деятельности гартов в рабочий сезон, организация транспортировки изготовленного поташа к пунктам продажи, борьба с нецелевой вырубкой лесов, поиск новых мест для переноса гартов, деятельность которых становилась невозможной, информирование вышестоящих инстанций о возникающих затруднениях, и сбор налогов с находящихся под управлением конторы населенных пунктов, за счет чего осуществлялось финансирование ее деятельности.

В 1723 г. Починковская поташная контора была передана из ведения Ад- миралтейств-коллегии в управление Коммерц-коллегии . Поскольку никаких нововведений в плане организации производства поташа не последовало, то, скорее всего, это было сделано для повышения эффективности реализации произведенного товара. В середине 20-х гг. XVIII в. в связи с заменой в России подворного налога подушным вновь была несколько изменена система финансирования

Починковской поташной конторы. 9 августа 1725 г. указом Коммерц- коллегии было приказано собирать «с оставших в Починковской волости крестьян вместо дворцового доходу по сороку копеек з души и употреблять те деньги на поташное дело, а кроме оных денег по прежде присланному указу з двора по сороку алтын, а с избы по тридцати алтын не збирать»39. Кроме того, крестьяне обязаны были платить еще по 70 коп. с души, но эти деньги собирались «на полки» и их следовало «на поташное дело не употреблять, а здавать, куда надлежит»40. Всего же в приписке к поташной конторе для платежа четы- рехгривенного налога оказалось 16 950 душ.

О штате конторы на протяжении всего периода ее существования очень трудно получить точное представление из-за скудости данных. В 30-х гг. XVIII в. он состоял из управителя, комиссара, секретаря, 3 канцеляристов, 4 подканцеляристов, 8 копиистов, подьячего Кармалеевского житного двора, 39 солдат во главе с капралом. Вероятнее всего, подобный вид он принял уже во втором десятилетии XVIII в. и сохранял его до конца существования конторы.

В связи с предпринятой правительством Анны Ивановны увеличить объем производства поташа вдвое, в конце 1720-х гг. происходит увеличение количества действующих починковских гартов до 12, а в 1730-е гг. до 18, а затем и до 2041. Для их обеспечения рабочей силой к конторе к Починковской поташной конторе в 1733 г. было приписано еще более 80 сел и деревень, в которых числилось около 10 тыс. душ мужского пола.

С этого времени для обеспечения поташного производства сырьем и осуществления ремонтных работ к каждому гарту прикреплялись села и деревни с примерно одинаковым общим количеством душ, которые были обязаны таким образом погашать подушную подать. Главным мотивом выбора такого пути решения проблемы являлось стремление не допустить повышения себестоимости продукции, поскольку труд приписных крестьян правительство могло оплачивать по гораздо более низким расценкам, чем вольнонаемных рабочих (соответственно, по гораздо более низким ценам осуществлялась и поставка сырья).

В связи с обострившимся в середине 1740-х гт. кризиса поташной промышленности после окончания сезона 1747 г.работа починковских поташных заводов была остановлена и крупномасштабное производство поташа прекращено. Несмотря на это, поташная контора продолжала существовать, поскольку была надежда на его возобновление, а поиск новых форм организации управления производством не занимал российское правительство.

Такая ситуация сохранялась до 1760 г., когда Сенат принял решение распустить один из находившихся на Украине конных полков, раздав часть коней в частные руки. Для содержания оставшихся лошадей было решено завести конные заводы в центре России, и Сенат принял решение передать для обеспечения их нужд Починковскую волость с большой частью сел . Саму же поташную контору было приказано перевести из Починок «в другое способное место ». Приписные крестьяне были переданы в ведение канцелярий тех городов, на территории уездов которых они проживали. Поташная контора была переведена из Починок в с. Макулово, а затем - в г. Саранск . Но вскоре, поскольку возобновление производства поташа в ближайшее время не планировалось, было принято решение об упразднении поташной конторы как структуры.

Таким образом, в условиях модернизации XVIII в. происходит поиск оптимальной системы управления казенной поташной промышленностью. Поскольку управление поташными предприятиями из Москвы было крайне затруднено, принимается решение сосредоточить их все в одном регионе, а в непосредственной близости от них создается специальная структура - Почин- ковская поташная контора, которая становится координирующим и контролирующим производственный процесс органом. При этом если первоначально контора являлась лишь одним из подразделений воеводской канцелярии, то затем она получает полную самостоятельность. Так же с целью оптимизации управления меняется ведомственная принадлежность конторы - она передается из ведения приказа Большой казны в приказ Адмиралтейских дел, а затем - в подчинение Коммерц-коллегии. В то же время можно констатировать, что изменение ведомственной принадлежности решало тактические задачи, представлявшие наибольшую важность на текущий момент. Созданный механизм управления не отличался гибкостью и не позволял эффективно вносить коррективы в организацию производства и сбыта продукции.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий