История Турьинских медных рудников

История Турьинских медных рудников


( Голосов: 1 ) 

Во второй половине XVIII в. начинает разворачиваться на Северном Урале предпринимательская деятельность Максима Михайловича Походяшина.

  • Дополнительная информация


    • Авторы:

В 1760 г. был построен и вступил в действие Петропавловский медеплавильный, чугуноплавильный и железоделательный, 1763 г. – Николае-Павдинский чугуноплавильный, железоделательный и медеплавильный заводы. Наращивая мощность, они начали приносить устойчивую прибыль. Объемы выплавки чугуна на этих заводах были настолько значительны, что М.М. Походяшин попросил в Берг-коллегии разрешить ему строительство передельного завода на реке Турье, притоке реки Сосьвы.

Во время поиска сырья для построенных заводов, в 12 верстах, вниз по течению реки Турьи, от места, отведенного для строительства нового завода, который получил рабочее название Турьинский, были обнаружены богатые медные месторождения: Васильевское, Суходойское и Фроловское. Найдены они были примерно в одно время – в 1766 – 1767 гг. Содержание металла в рудах оказалось чрезвычайно высоким – в среднем 15%, но нередко встречались и превосходные самородные пласты более высокого содержания. По утверждению Н.К. Чупина, руды такого качества нигде на Урале больше не было[1].

Все эти рудники получили общее название Турьинских. Потребителем их стал Петропавловский завод, и вскоре чугунолитейное и железоделательное производство здесь начало вытесняться медеплавильным. Выпуск новой продукции возрастал невиданными для того времени темпами. Если в 1761 г. на предприятии было выплавлено всего около 400 пудов чистой меди, то в 1769 г. выплавка составила уже 31,1 тыс. пудов (увеличение почти в 80 раз). Это почти столько же, сколько в 1751 г. было выплавлено на 22 медеплавильных заводах Урала. В то же время чугуноплавильное дело сокращалось.

В 1766 г. на Петропавловском заводе было получено 49325 пудов чугуна, а в 1770-х гг. выплавка колебалась от 3 до 14 тыс. пудов в год. В дальнейшем производство чугуна здесь было прекращено. Оно переместилось на Николае-Павдинский завод, а ведущей отраслью Петропавловского стала выплавка меди. В связи с этим отпала необходимость в строительстве передельного предприятия на Турье. Было ясно, что и здесь нужно налаживать медеплавильное производство, тем более, что Турьинские рудники находились всего в 12 – 15 верстах.

М.М. Походяшин быстро понял, какие выгоды сулит выплавка меди в непосредственной близости от источников сырья, и все силы и средства бросил на строительство медеплавильного завода на реке Турье.

В 1769 г. Василий Походяшин, старший сын М.М. Походяшина, уведомил Берг-коллегию, что «поблизости того назначенного к строению молотового завода места приискано довольно медных и железных рудников», и, что в 1768 г. он заложил уже плотину и заготовил для строительства необходимые материалы. Далее следовала просьба о возведении вместо молотового завода доменного и медеплавильного. Берг-коллегия 8 мая 1769 г. санкционировала уже начатое строительство, предписав построить доменный завод «об одном доменном горне с молотовою и медеплавиленною фабриками». Завод получил название Богословского в честь выстроенной в поселке церкви и был пущен 25 июня 1770 г. В последствии сформировавшийся на Северном Урале горный округ получил название Богословский, по названию главного завода.

Быстрый рост производительности походяшинских заводов обеспечивался изобилием превосходнейшей руды. В результате хорошо налаженных поисков число месторождений постоянно увеличивалось. В 1791 г. при Богословских заводах было в общей сложности 200 рудника – 160 медных и 40 железных. Несмотря на их внушительную численность, медеплавильное производство обеспечивалось сырьем в основном Турьинских рудников, в районе действия которых возник поселок рудокопов с таким же названием.

М.М. Походяшин обладал месторождениями, приводившими в восторг всех, кто побывал на них. «Рассматривая выкинутые руды, – писал П.С. Паллас, – не знаю чему более удивляться, красоте ли, или их богатству?» Наибольшую часть рудной добычи составляла «стекловатая» медная руда, которая встречалась огромными массами. Но нередко находили и самородную медь в виде листочков, нитей, кристаллов и сплошных масс. Так, в одной из шахт Васильевского рудника было найдено целое гнездо такой меди, состоявшее из больших и малых почкообразных масс и давшее при проплавке несколько сотен пудов металла. Во множестве добывалось из того же Васильевского рудника и блеклой медной руды 24% содержания.

Часто попадалась в этих рудниках также медная зелень, иногда в виде малахита. Но настоящий малахит, светло-зеленого цвета, встречался здесь довольно редко. Турьинское месторождение было весьма богато медным колчеданом и медной лазурью, встречавшейся в примеси с другими рудами. Среди остальных сортов руд наибольшее распространение имели смолистая, землистая, красная, зеленоватая и серая руды, а также желтоватая медная охра, которая из-за изобилия более богатых руд в плавку не употреблялась.

По отчетам заводских контор, до 1779 г. на Петропавловский завод из этих рудников доставлялось от 150 до 300 тыс. пудов руды, а в Богословский – от 300 до 500 тыс. и более пудов ежегодно. Среднее содержание металла в руде составляло около 10%.

О состоянии рудного хозяйства дают представления сообщения П.С. Палласа, А.Е. Грубера и И.Ф. Германа, в разное время побывавших на походяшинских заводах. Наиболее ранним (1770 г.), а потому и чрезвычайно ценным, является сообщение П.С. Палласа. В Васильевском руднике, отмечал он, было вырыто 8 шахт, но добыча велась только в трех. Наибольшая глубина выработок достигла здесь 30 сажень. Ольговский рудник разрабатывался в глубину только до 9 сажень, но был заброшен по причине, как здесь говорили, «маловажности» руд. На такой же примерно глубине велись работы и в Суходойском руднике, дававшем руду содержанием от 5 до 20%. Во Фроловском руднике – 9 шахт, но разрабатывалась на тринадцатисаженной глубине только одна, «которая невероятно как рудою богата». Рудные пласты залегали почти на поверхности, в мягком глинистом, а чаще илистом грунте, отчего и «работа всегда почти легка». «Не без удивления смотреть можно, – восторгался ученый, – что сии богатые руды всю стену прохода, более сажени широкого, занимают, и почти все кругом рудою обливают». Внимание путешественника привлекла вопиющая бесхозяйственность и расточительство. «Медистые глины и подрудок, – писал он, – остаются без употребления, потому что богатых руд довольно, а сии почитают труда не стоящими»[2].

Не менее важно описание шихтмейстера Грубера, обследовавшего Турьинские рудники в конце 1775 г. Центр добычи переместился в то время на Фроловский рудник, который разрабатывался семью шахтами на максимальном углублении в 12 сажень. На такой же глубине, но менее интенсивно велась добыча в Суходойском и Васильевском рудниках. Ольговский рудник был остановлен, а Суходойский и Васильевский рудники разрабатывались четырьмя шахтами каждый.

Осушению подземных выработок, как видно из записей А.Е. Грубера, уделялось весьма серьёзное внимание. Так, к востоку от шахт Фроловского рудника для отлива воды была проложена штольня длиной около 50 сажень. «Но как она устьем выше и собою покато сделана то ныне в ней стоит вода». С большим успехом, по-видимому, борьба с водой велась при помощи «насосов со размахом», приводимых в движение усилиями нескольких работников, а также двух конных воротов, только что установленных на шахтах Фроловского и Суходойского рудников.

В конце 1784 г. Богословские заводы посетил И.Ф. Герман, также оставивший описание Турьинских рудников[3]. По-прежнему разрабатывались только три названных месторождения. Подавляющее большинство сырья поставлял в то время Фроловский рудник, глубина выработок которого достигала уже 22 сажень. Из Васильевского месторождения руда доставлялась с глубины 20, а Суходойского – 15 сажень. Конные вороты по откачке грунтовых вод вытеснили примитивные ручные насосы. Мускульная сила стала вытесняться и при подъеме руд на поверхность. Если до 1783 г. эта операция производилась исключительно вручную, то сейчас действовали уже один вододействующий и один конный вороты.

В проплавку по-прежнему шли лишь отборные сорта руд, среднее содержание которых уменьшилось с 15 до 10%, что все-таки, по мнению И.Ф. Германа, представляло значительное богатство. Руды победнее отправлялись в отвалы вместе с пустой породой, вследствие чего образовались громадные кучи, содержавшие не менее 2-3% меди. Заводчика мало беспокоила судьба этих отвалов. Спустя полтора десятка лет походяшинские отвалы стали использовать в качестве сырья для Богословского завода.

В выпуске меди походяшинские заводы не имели себе равных. С 1762 по 1790 гг. они выплавили более миллиона пудов, т.е. намного больше, чем все казенные заводы вместе взятые. Довольно внушительна их доля и в общероссийском производстве. К концу указанного периода она превышала 35%. Примечательно, что в 1774 г., когда уральская промышленность была парализована крестьянской войной под руководством Е.И. Пугачева, богословские заводы дали 50% всей выплавленной в России меди[4].

После смерти М.М. Походяшина в 1781 г. его огромное наследство перешло сыновьям – Григорию и Николаю (старший сын Василий умер в 1771 г. еще при жизни отца). В их ведении Богословские заводы находились 10 лет, а в 1791 г. были проданы Государственному Ассигнационному банку за 2 млн. 500 тыс. руб. Причины и условия продажи были изложены ими во всеподданнейшем прошении на имя императрицы Екатерины II. Условия Походяшиных были настолько привлекательны для казны, что указанную сделку они сами расценивали как «любоотечественный подвиг». Безвозмездно, например, по этим условиям передавались в казну Николае-Павдинский и 7 винокуренных заводов, а также руда, дрова, уголь, щебень и другие материалы, заготовленные для выплавки металла. Всего братья Походяшины жертвовали огромную по тем временам сумму – более полумиллиона рублей.

С 1791 по 1875 г. Богословские заводы и Турьинские медные рудники находились в собственности государства, в казенном управлении.

В 1807 г. пермским берг-инспектором П.Е. Томиловым было составлено «Описание заводов хребта Уральского». О Богословском заводе говорится, что там употреблялась руда с Турьинских рудников, разнообразная по составу. Экспериментально была разработана и освоена своя, специфичная для Богословского завода, технология плавки турьинской медной руды. Содержание меди в пуде руды в среднем достигало 2,5 фунтов (6%), очень редко – 5 – 10 фунтов (12,5 – 25%). Руды смешивались так, чтобы в печи тугоплавкая составляла одну массу с легкоплавкой. В этих случаях не надо было добавлять флюсы, достаточно было примешать шлак (сок) с некоторым содержанием меди. Полученная при плавке медь разливалась в чугунные изложницы, вмещавшие в себе однопудовые слитки (штыки). Разливка меди в штыки производилась дважды в сутки обязательно в присутствии горного инженера и военного караула, так как штыковая медь была монетным металлом и отправлялась в Екатеринбург для передела в монету. Богословский медеплавильный завод был основным поставщиком сырья для Екатеринбургского монетного двора.

Население округа было немногочисленно. После перехода заводов в казенное ведомство, жившие здесь крестьяне ходатайствовали о разрешении им навсегда приписаться к заводам. В 1798 г. было велено «всем вольнопоселившимся при Богословских заводах – быть при сих заводах, исполняя, однако же, повинности, как в исполнении заводских работ, так и в платеже государственных податей, впредь до особого распоряжения». В 1799 г., по распоряжению Канцелярии Главного заводов правления, начали присылать сюда ссыльнокаторжных, что продолжалось до 1802 г. Но большая часть этих людей за новые преступления была отправлена в Сибирь, многие разбежались. Каторжники использовались главным образом для работы в Турьинских рудниках, где специально был построен острог. В 1805 г. при рудниках находилось 65 арестантов.

Нехватка рабочих кадров в это время ощущалась и на других казенных заводах Урала. В связи с этим в 1806 г. было принято Высочайшее повеление: «Заводы хребта Уральского пополнять мастеровыми посредством рекрутского набора из Пермской и Вятской губерний». Вследствие этого в два следующие года поступило в Богословские заводы, главным образом на Турьинские рудники, 1100 человек рекрутов и 812 милиционных ратников из Казанской и Оренбургской губерний. Но в первый же год более 200 ратников оказались в заводском госпитале. Это дало повод провести всем им медицинское освидетельствование. Выяснилось, что эти люди, набранные из удмуртов, чувашей, марийцев, мордвы и татар, не знали русского языка, были уже «престарелыми» и не годились для выполнения тяжелых работ, из 812 только 508 можно было использовать на горных работах, да и то только после выздоровления. Поэтому большая часть ратников была отпущена по домам. Округ же вновь нуждался более чем в 1000 работников. Эти 1000 человек даны были в 1816 г. из рекрутов, набранных в Пензенской губернии, которые и явились на место в следующем 1817 г. Но климат Северного Урала оказался неподходящим для большинства из них, в тот же год начались воспалительные горячки и цинга. За год, с мая 1817 по май 1818 г. умерло более 800 новоприбывших. В Департаменте горных и соляных дел было принято решение прекратить посылку рекрутов на Богословские заводы. В 1824 г. было принято решение послать на заводы в течение четырех лет 1500 человек бродяг, дезертиров и других, подвергшихся ссылке за незначительные преступления, что и продолжалось до 1861 г. Кроме того, в округ стали переводить мастеровых с других казенных заводах за дурное поведение[5].

Со времени перехода округа в казну выплавка меди уменьшилась, с 1806 г. в плавку стали использовать отвалы с невысоким содержанием меди, которые образовались ещё при М.М. Походяшине, и шлаки прежних плавок. Падение производительности стало еще более заметным после 1818 г. К этому времени ясно сказалось обеднение руд. Если в конце XVIII в. содержание меди, в среднем, было около 6 пудов на 100 пудов руды, а в 1800 – 1823 гг. – около 3,5 пуда, то в 1824 – 1832 гг. оно понижается до 1,5 пуда. В дальнейшем содержание повышается до 2,5 пуда, а с 1837 г. вплоть до 1853 г. 100 пудов руды дают в среднем около 3,5 пудов меди[6].

За период с 1828 г. (в 1836 г. плавки не было) по 1853 г. годовая средняя продукция не превышала 15 тыс. пудов, при минимуме в 9,6 тыс. (1829 г.) и максимуме в 20 тыс. (1828 и другие годы). Открытый вблизи завода в 1840 г. Михайло-Архангельский рудник вместе с другими, действовавшими в Турьинской и Фроловской горах, доставляли в начале 1850-х гг. до 500 тыс. пудов руды со средним содержанием меди от 1,5 до 2 фунтов в пуде (от 3,75 до 5 пудов меди на 100 пудов руды)[7].

8 марта 1861 г. было издано «Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов», согласно которому мастеровые и работные люди были освобождены от обязательных работ. С 1862 г. число жителей в Богословском заводе и Турьинских рудниках начинает сокращаться. Мастеровые, взятые из рекрутов или переведенные с других заводов, уезжали на места своего прежнего жительства. Люди спешили продать свои дома, часто за бесценок, на дрова, чтобы хоть что-нибудь выручить на дорогу. В некоторых местах, особенно в Турьинских рудниках, после сноса домов уехавших жителей, остались большие пустоши, на которых обитатели оставшихся домов стали заводить пашни и огороды. Некоторые из выселившихся, не найдя на родине молочных рек с кисельными берегами, через некоторое время вернулись обратно в Богословские заводы, расстроив только свои хозяйства. Недостаток рабочих рук в округе стал еще чувствительнее, пришлось нанимать рабочих из других мест.

В течение девяти лет, с 1861 по 1870 г. (в 1865 г. плавки не было), ежегодное количество выплавляемой меди составляло около 18,5 тыс. пудов. В среднем в год проплавлялось около 650 тыс. пудов руды, со средним содержанием меди около 4%. С 1870 г. ежегодная выплавка меди прогрессивно уменьшалась, в 1875 г. было выплавлено всего 3791 пуд меди, и завод был остановлен[8].

Столкнувшись с трудностями в комплектовании рабочей силы и испытывая финансовые затруднения, правительство склонилось к мысли о необходимости передать часть казенных предприятий, не связанных напрямую с производством вооружения, в частные руки. В конце 1860-х гг. Урал, в том числе и Богословский округ, посетил академик В.П. Безобразов, который отметил, что главные трудности в организации производства меди в округе связаны с отдаленностью его от рынков сбыта и высокой себестоимостью производства, что делало его неконкурентоспособным в условиях рынка. Он предложил продать одновременно Богословский завод и Турьинские рудники в одни руки, так как самостоятельно эти два предприятия не могли существовать. По его мнению, привлечение в дело частного капитала позволило бы найти новые месторождения меди и других ископаемых и дало бы возможность довести выплавку металла до 50-60 тыс. пудов в год. Одним из аргументов сторонников передачи Богословских заводов в частные руки были также планы закрытия Екатеринбургского монетного двора, главного потребителя продукции завода. Монетный двор в Екатеринбурге был закрыт в 1876 г.

21 февраля 1875 г. были опубликованы условия продажи Богословского казенного горного округа. Согласно этим условиям, округ мог купить тот, кто даст наивысшую цену, согласен будет выполнить определенные обязательства по отношению к живущим в округе мастеровым и продолжит заниматься медеплавильным производством.

11 апреля 1875 г. состоялось Высочайшее утверждение положения Комитета министров, согласно которому Богословский казенный горный округ был продан статскому советнику Сергею Дмитриевичу Башмакову, «как предложившему на происходившем по сему предмету в Министерстве государственных имуществ состязании высшую против других конкурентов цену». Это решение означало, что продолжавшееся более чем 80-ти летнее казенное управление прекращалось и округ со всеми заводами, рудниками, лесами и приисками вновь становился частным владением.

С.Д. Башмаков получал в свою полную собственность 385133 десятины 1667 сажень удобной и неудобной земли (часть этих земель должна была быть передана в наделы жителям Богословской и Турьинской волостей, пожелавшим заниматься крестьянским трудом), действующий Богословский и упраздненный уже к тому времени Петропавловский заводы, Турьинские рудники и золотые прииски, заводские и рудничные строения со всеми устройствами и машинами. За все недвижимое имущество округа С.Д.Башмаков должен был заплатить 2 млн. 50 тыс. руб., а за движимое (руду, дрова, уголь, припасы) – 128422 руб. Выплата должна была производиться в рассрочку в течение 37 лет, из расчета 5% годовых и 1% погашения, на основании банковских правил.

Продать округ в другие руки можно было только с разрешения Министерства государственных имуществ, при условии, что новый владелец примет на себя обязательства первого приобретателя. В течение семи лет С.Д. Башмаков должен был привести медные рудники округа в такое состояние, которое позволило бы в течение последующих 30 лет выплавлять не менее 50 тыс. пудов меди в год.

Это было самое главное условие продажи округа в частные руки. В случае неисполнения его, владелец должен был бы выплачивать государству ежегодно подать за разницу между 50 тыс. пудов и количеством действительно выплавленной меди. Кроме того особо указывалось, что пока медные рудники не будут приведены в рабочее состояние и на них не будет работать не менее 760 рабочих, владельцу нельзя заниматься поисками и разработкой новых месторождений золота.

Покупка округа за довольно высокую цену была осуществлена С.Д. Башмаковым, видимо, в надежде на богатство Богословских золотых россыпей, причем обязательство восстановить медное дело он брал на себя как обузу, без которой Министерство государственных имуществ не соглашалось отдать округ. Стоит отметить, что в 1860-1870-х гг. на Урале в частные руки были переданы все казенные золотые промыслы: в 1961 г. – Гороблагодатские, в 1874 г. – Березовские, в 1877 г. – Миасские. В Богословском округе тоже было довольно много золотых приисков, и именно по этой причине он был назначен в продажу, но он же оказался и единственным горным округом на Урале, переданным в это время в частную собственность, в котором существовало значительное металлургическое производство.

Положение округа в техническом и хозяйственном отношении оказалось настолько печальным, что о продолжении добычи медных руд и проплавки, хотя бы в небольших объемах, не могло быть и речи. В трех медных рудниках, находившихся в действии, рудные месторождения были разработаны таким образом, что не только не осталось подготовленных рудных целиков, но даже продолжение разведочных и подготовительных выработок было весьма затруднительно, так как, с одной стороны, капитальные шахты были не глубокими и снабжены очень слабыми водоотливными машинами. С.Д. Башмаков энергично повёл поисковые и геологоразведочные работы, без которых было невозможно продолжать производство меди.

Владелец округа в 1877 г. внезапно умер. После него осталось много движимого и недвижимого имущества в Петербургской, Казанской, Оренбургской и Пермской губерниях. Наследники умершего были еще несовершеннолетними, поэтому 16 июля 1877 г. император Александр II повелел учредить Опекунское управление над детьми, имуществом и делами умершего С.Д. Башмакова. На Опекунское управление были возложены обязанности по оплате долгов покойного. Было разрешено также принимать самостоятельные решения по использованию и продаже движимого и недвижимого имущества.

В 1879 г. в качестве консультанта в округ был приглашен Александр Андреевич Ауэрбах, работавший ранее на угольных предприятиях Южной России, на соляных промыслах в Крыму, а также консультантом в Березовском и Миасском золотопромышленных товариществах. Посетив Богословский округ, А.А. Ауэрбах нашел его совершенно несоответствующим его природным богатствам и пришел к убеждению, что при некотором старании, возможно было бы принести большую пользу, как делу, так и населению округа. В 1881 г. А.А. Ауэрбах принял предложение Опекунского управления взять на себя управление Богословским округом. Эту должность он исполнял в течение 15 лет, до 1896 г. Именно под его руководством были проведены работы по восстановлению производства меди в округе.

11 марта 1878 г., по просьбе Опекунского управления, платежи за округ были отсрочены до 1 ноября 1881 г., с рассрочкой затем до 1915 г. Получив отсрочку платежей за приобретенный округ, Опекунское управление направляет все усилия на восстановление медных рудников и возобновление выплавки меди: углубляются шахты, ведутся другие подготовительные работы с целью разведать и подготовить для добычи новые целики руд. Работы были возобновлены на двух старых рудниках: Богословском и Суходойском. На первом приступили к углублению шахты Рашетовской, выработанной до глубины 20 сажень, а на втором – шахты Порозовской, рабочий горизонт которой доходил до 53 саженей. Сверх этого была заложена разведочная шахта на Михайло-Архангельском руднике. Разведка эта дала прекрасные результаты: на глубине четырех саженей была открыта богатая медная руда. Для дальнейшей разведки этой жилы на большей глубине, была заложена вторая разведочная шахта, названная в честь владельца Башмаковской. Она пересекла жилу на глубине 17 сажень, и на этом горизонте жила состояла из сплошной массы медного колчедана. До 1882 г. месторождение это было исследовано до глубины 30 сажень и более 70 сажень в длину. На всем исследованном пространстве жила сохраняла однородный характер, без всякой примеси пустой породы и с довольно равномерным средним содержанием меди в руде от 8 до 9%. Добыча руд на Башмаковской шахте очень быстро была доведена до 600 тыс. пудов. Очистная добыча производилась в верхней части месторождения до горизонта 20 сажень, а на горизонтах между 20 и 30 саженями производилась подготовка новых целиков.

Углубление Рашетовской шахты и проводка квершлагов от нее на горизонтах 30 и 40 саженей выявило также громадные запасы руды со средним содержанием от 8 до 10%. На Рашетовской шахте была установлена 60-ти сильная рудоподъемная машина, поднимавшая руду в вагонетках на клетях, снабженных парашютами. Отлив воды производился 100 сильною паровою машиною. Кроме того, при шахте имелся паровой компрессор, нагнетавший воздух для действия шести перфораторов системы Бомон, использовавшихся при проходке квершлагов и основных штреков. Благодаря применению машинного бурения подготовка Богословского рудника была произведена значительно быстрее, чем, если бы это было сделано при ручном бурении. Добыча руд по Рашетовской шахте также достигла в 1882 г. 600 тыс. пудов в год и производилась на горизонте между 20 и 30 саженями, ниже же велась подготовка новых целиков и дальнейшее углубление шахты до 50-саженной глубины. Общий запас руд на обоих рудниках, Богословском и Башмаковском, был определен примерно около 10 млн. пудов, что при среднем содержании руд в 8% должно было дать 800 тыс. пудов меди[1].

С увеличением объема добычи медных руд, обострились проблемы их транспортировки. Руда перевозилась на завод, гужевым транспортом, в основном в зимний период. Летом 1882 г. были проведены изыскания, а осенью того же года началась постройка узкоколейной железной дороги, завершившаяся осенью следующего года. Сначала она была проведена от Богословского завода до Турьинских медных рудников на 15 верст и впоследствии продолжена еще на 36 верст до Филькинской пристани на реке Сосьве. Полная длина дороги равнялась 51 версте, при ширине колеи 0,42 сажени.

Обнадеживающие результаты геологических и горных работ необходимо было дополнить реконструкцией медеплавильного производства, что и было сделано. В 1879 г. были проведены первые опытные плавки руды, из только что открытых месторождений, на бездействовавшем в 1875 – 1878 гг. Богословском заводе. В 1879 г. было выплавлено 3366 пудов меди, в 1880 г. – 51800 пудов. Следовательно, не через семь лет, как было сказано в условиях передачи Богословского округа в частные руки, а уже через четыре года медная плавка была возобновлена, и в следующем году необходимый уровень выплавки меди был превышен. В 1881 г. получено 58400 пудов меди, в 1882 г. – 67200, в 1883 г. – 79070, в 1884 г. – 68400 пудов[2].

В 1884 г. Богословский округ был продан супруге статс-секретаря А.А. Половцова Надежде Михайловне Половцовой, приемной дочери и наследнице крупного банкира барона А.Л. Штиглица, по приглашению которой А.А. Ауэрбах остался управляющим округа.

В 80 – 90-х гг. XIX в. осуществлена основательная реконструкция завода. А.А. Ауэрбах произвёл успешное бессемерование медных штейнов в конвертере своей собственной оригинальной конструкции. Под его руководством была построена и с июля 1887 г. начала действовать фабрика для бессемерования купферштейна, завод стал получать этим способом до 2/3 всей меди. Для сравнения отметим, что в США первые медеплавильные конвертеры были установлены только в 1890 г. В 1892 г. в небольших масштабах было введено рафинирование черновой меди путем электролиза, для чего было построено отдельное здание электростанции оснащенное оборудованием фирмы Сименс. Возле линии железной дороги были устроены рудообжигательные печи[3].

Развитие медного производства потребовало дальнейшего усовершенствования медных рудников. Были расширены геологоразведочные работы, началась разработка вновь открытых рудников – Башмаковского, Григорьевского, Николаевского и др. Проведенное в 1894 – 1899 гг. профессорами Е.С. Федоровым и В.В. Никитиным детальное геологическое изучение Богословского округа дало возможность вести поиски руд более целенаправленно. На рудниках было введено алмазное бурение, вместо старых маломощных паровых машин в 15 л.с. устанавливались паровые машины мощностью в 100 л.с., насосы Вортингтона в 60 л.с., перфораторы Рандта и компрессоры фирмы «Вегелин и Хюбнер». Главная шахта Рашетовская с паровой подъемной машиной и с водоотливными подземными насосами Вортингтона была углублена с 48 до 74 саженей, причем без остановки добычи руды. Для безопасности рабочих на горизонте нижнего квершлага в подъемном отделении шахты были устроены два бревенчатых полка с расстоянием в 1 сажень один от другого, которые в случае обрыва клети могли принять удар на себя, не причинив никакого вреда работающим в шахте людям.

В результате реконструкции металлургического оборудования, совершенствования технологии, укрепления сырьевой базы, улучшения транспортных условий завод смог превзойти необходимый уровень выплавки меди почти в два раза. Было выплавлено в 1885 г. – 65,7 тыс., в 1890 г. – 83 тыс., в 1899 г. – 98,5 тыс., в 1900 г. – 83 тыс. пудов меди.

Наибольшее значение в просветительном отношении имело основание А.А. Ауэрбахом в 1884 г. Турьинского горного училища. Получив средства на постройку училища у Н.М. Половцовой, он сам составил проект и устав училища, который был рассмотрен в Государственном Совете и удостоился высочайшего утверждения императором. В 1900 г. в училище работало 11 преподавателей, обучалось 145 человек. Ежегодно на содержание училища выделялось 7-8 тыс. руб. Училище было четырехклассным: первые два класса общеобразовательные, а последние два специальные, по горнозаводскому отделению. В выпускном классе учащиеся должны были сдать экзамены по химии, физике, горному искусству, геодезии, металлургии и минералогии. Выпускники училища трудились на различных технических должностях на многих предприятиях Урала, Сибири и на Юге России.

Подводя итоги деятельности А.А. Ауэрбаха, можно сказать, что он разбудил Богословский округ от вековой спячки. В 1896 г. А.А.Ауэрбах оставил должность управляющего округом, и все свои усилия сосредоточил на развитие в России производства ртути.

Обновление производства, новое строительство исчерпали финансовые возможности владельцев, и в 1895 г. Половцовы приняли решение преобразовать округ в акционерное Богословское горнозаводское общество.

Устав общества был утвержден в декабре 1895 г., деятельность началась с февраля 1896 г. Акционерный капитал составил 12 млн. руб. – 32 тыс. акций именных и на предъявителя по 375 руб. кредитных или 250 руб. золотых с купонами на 10 лет. В 1896 г., при посредничестве синдиката крупнейших российских банков, реализован первый облигационный заём на 2,5 млн. руб. сроком на 50 лет из 5% годовых, на 3 млн. руб. облигаций было передано в залог Госбанку. Богословское горнозаводское общество, таким образом, стало крупнейшей среди уральских горнозаводских хозяйств акционерной компанией. При этом оно сохранило семейный характер владения Половцовых: 31550 акций принадлежало Н.М. Половцовой, по 100 акций – А.А. Половцову, А.А. Ауэрбаху, Р.Б. Гаммершмидту, по 50 акций – И.И. Бергману, Ф.А. Половцову, М.Н. Струкову. Стоимость недвижимого имущества на 1 января 1900 г. была свыше 17 млн. руб., акционерного капитал 12 млн. руб., облигационного капитал 8,2 млн. руб., долги общества 2,4 млн. руб. Баланс за 1899 г. был сведён с прибылью в 824 тыс. руб., из них в дивиденд отчислено 240 тыс. руб. В конце 1898 г., значительно раньше установленного срока, был погашен «башмаковский» долг.

Экономический кризис 1900 – 1903 гг. и последующая промышленная депрессия, резкое падение цен и спроса на черные металлы тяжело отразились на экономическом положении Богословского округа. В 1905 – 1908 гг. округ в целом работал в убыток. В 1905 г. по делам Общества учреждена администрация, которая ходатайствовала о предоставлении правительственной ссуды в 2,25 млн. руб. Администрация сократила штат служащих, отменила выдачу квартирных денег рабочим и служащим, ликвидировала надбавки к зарплате, ввела пониженные расценки. Богословский завод снизил выплавку меди: в 1900 г. было выплавлено 83 тыс. пудов, в 1901 г. – 53 тыс. Но спрос и цены на медь стояли высокими, и завод продолжал давать прибыль. Чтобы улучшить финансовое положение округа, акционерное общество направило главные усилия на продажу лесоматериалов, а так же поставило задачу повысить размеры медеплавильного производства «до пределов крайней возможности». В 1905 – 1906 гг. построена железнодорожная линия длиной в 182 версты от Надеждинского завода до станции Гороблагодатская, связавшая округ с железнодорожной сетью страны[4].

С 1908 г. началась техническая реконструкция Богословского завода. Вместо плавки медных руд на древесном угле в плавильных Рашетовских печах и печах Пильца, с предварительным обжигом руды в кучах, была введена плавка сырых руд на коксе в ватержакетах. Кокс поставлялся из Донецкого угольного бассейна. Был переустроен и модернизирован бессемеровский цех, создано небольшое, до 10 тыс. пудов в год, меднопрокатное производство. В 1913 г. построен электролитный завод с производительностью в 100 – 200 тыс. пудов. Модернизировалась добыча руды. Конные вороты повсюду заменялись паровыми машинами. На самом крупном Богословском руднике были электрифицированы подъем руды, водоотлив, вентиляция, бурение, введено электрическое освещение. В 1913 г. построена фабрика для обогащения «убогих» руд по способу Мюрекса.

Начиная с 1906 г. выплавка меди стала неуклонно нарастать. Было произведено меди в 1905 г. – 93,1 тыс. пуд, 1906 г. – 135,5 тыс., 1907 г. – 213,1 тыс., в 1908 г. – 281,4 тыс. пуд. В последующие годы, вплоть до начала Первой мировой войны, ежегодная выплавка находилась на уровне 235 – 270 тыс. пудов, составив в среднем за 1909 – 1914 гг. 254,5 тыс. пудов. С исключительной интенсивностью велась эксплуатация рудников. В 1905 г. было добыто 1,6 млн. пудов руды, 1906 г. – 2,6 млн., 1907 г. – 4,6 млн., в 1908 г. – 6,4 млн. пудов. На заводе было занято рабочих: в 1905 г. – 158, 1906 г. – 241, 1907 г. – 591, 1908 г. – 763, в 1911 г. –- 419. На рудниках накануне Первой мировой войны работало более 1,5 тыс. чел. С целью обеспечения за собой монопольного положения на рынке и поддержания высокого уровня цен, Богословское горнозаводское общество в 1908 г. вступило в синдикат «Медь». Но это не оказало существенного влияния на финансовое положение акционерного общества, его задолженность в 1910 г. составила 7,1 млн. руб., в 1911 г. – 8,6 млн., в 1912 г. – 10 млн.[5]. В 1912 г. проведена финансовая реорганизация и округ фактически оказался под полным контролем Азовско-Донского банка.

До 1911 г. Богословский медеплавильный завод был крупнейшим производителем меди на Урале, уступив 1912 г. первое место Кыштымским заводам, в 1913 г. – он занимал 4-е место в России по производству меди (свыше 249,3 тыс. пудов), вся руда для плавки добывалась на Турьинских рудниках.

В годы Первой мировой войны производство было переведено на выполнение военных заказов. Богословский завод наладил выпуск медных поясков к артиллеристским снарядам, выпускаемым Надеждинским заводом, обеспечил выпуск латунных снарядных гильз. В 1917 г. строилась Каквинская силовая электростанция мощностью 7,5 тыс. кВт, в дополнение к уже действовавшей электростанции в 7,2 тыс. кВт. С окончанием строительства предполагалось электрифицировать все рудники и копи Богословского округа. Построены агломерационная фабрика, электролитный завод, случайно сгоревший в 1917 г.[6].

В ноябре 1914 г. общество купило у Н.А. Рощенской 39 золотых приисков в Верхотурском уезде за 275 тыс. руб., в рассрочку до сентября 1917 г. В конце XIX в. это были знаменитые золотые рудники, принадлежавшие купцу Богомолову. Но Богословское общество привлекло здесь не золото, а богатейшие запасы медной руды. Предполагалось создать новый источник сырья для Богословского завода. Были проведены работы по откачке воды из шахт, геологическая разведка. До осени 1917 г. на Богомоловских рудниках шли подготовительные работы. В годы Советской власти на базе этого месторождения был построен крупный медеплавильный завод и город Красноуральск.

Ввиду усиливавшейся хозяйственной разрухи, кризиса железнодорожного транспорта, нехватки вспомогательных рабочих, добыча руды на Турьинских рудниках и выплавка меди на Богословском заводе стали сокращаться: в 1914 г. выплавлено 235 тыс. пудов, в 1915 г. – 225,9 тыс., в 1916 г. – 195,4 тыс., в 1917 г. – 103,8 тыс. пудов.

7 (20) декабря 1917 г. декретом Совета народных комиссаров РСФСР, в связи с отказом правления Богословского горнозаводского общества выполнять распоряжения Советской власти, все имущество общества, в том числе и Турьинские медные рудники, было национализировано.

В 1918 г. завод был остановлен, шла Гражданская война, прекратилась работа и на Турьинских рудниках. После окончания Гражданской войны встал вопрос о восстановлении производства. Но, ввиду почти полного исчерпания руды в действовавших рудниках, в которых оставшихся рудных запасов хватило бы лишь на один-два года работы завода, было решено воду из затопленных шахт не откачивать, работу медеплавильного завода не возобновлять.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий