Влияние великих реформ 60 – 70-х гг. XIX века на развитие металлургической промышленности Урала

Влияние великих реформ 60 – 70-х гг. XIX века на развитие металлургической промышленности Урала


 

2011 г. – юбилейный. 150 лет назад – 19 февраля (3 марта по новому стилю) Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права: началась новая страница истории России. Подписав его, император положил начало либеральным (буржуазным) реформам 60 – 70 гг. XIX в., которые по праву можно назвать великими.

  • Дополнительная информация


    • Авторы:
    • Город:Челябинск

Они имели неоднозначное значение для Уральской металлургической промышленности. С одной стороны реформы обрушили мощь горнозаводского Урала, державшегося на крепостном и обязательном труде на заводах, а с другой – способствовали возникновению новых производств, технологий, предпринимательской инициативы на горных заводах.

Рассмотрение данного вопроса для южноуральского металлургического комплекса имеет определенные сложности. Во-первых, в 1861 г. территория современного Южного Урала (Челябинской области) входила в состав двух губерний: Оренбургской и Пермской, а с 1865 г. – трех (выделилась Уфимская), что накладывает определенный отпечаток на рассмотрение протекания процессов пореформенного периода в современных административно-территориальных единицах. Во-вторых, введение на территории губерний реформ происходило не одновременно, а поэтапно. Например, земская в Пермской – в 1870 г., в Уфимской – 1875 г., а в Оренбургской – только в 1912 г. В-третьих, к существующему конфликту интересов между горнозаводской и гражданской властью, добавился еще конфликт между горнозаводской и земской администрацией. В-четвертых, реализация военной реформы привела к периодически повторяемой потери трудоспособной рабочей силы на заводах. В годы Первой мировой войны непродуманный призыв квалифицированных рабочих привел к использованию труда неквалифицированного населения, эвакуированных, военнопленных, китайцев и корейцев, что еще более обострило социальные противоречия в регионе.

Начиная с 40-х гг. XVIII в., металлургическая промышленность являются основой экономики Южного Урала. Именно металлургия давала основной толчок развитию всей индустрии горнозаводского региона и во многом определяет влияние отрасли на социально-экономическое развитие и территориальную организацию хозяйства, что особенно актуально в условиях современного экономического кризиса и попыток выхода из него. За прошедшую более чем 300-летнюю историю металлургической промышленности можно выделить четыре этапа в ее развитии. Первый – вторая половина XVIII – 90-е гг. XIX в. – зарождение, становление и кризис; второй – 90-е гг. XIX в. – 1929 г. – дореволюционная индустриализация, акционирование, монополизация, государственные субсидии для казенных заводов, разруха и восстановление после окончания гражданской войны; третий 30 – 40 гг. XX в. – советская индустриализация, создание крупных индустриальных производств; четвертый – рубеж XX – XXI вв. – приватизация и реструктуризация советских индустриальных комплексов.

Петровская модернизация коренным образом изменила положение России и вывела ее в число мировых держав, одним из составляющих стало создание крупной горнозаводской (металлургической) промышленности в Карелии (Олонецкие заводы), на Урале и в Забайкалье (Нерчинские заводы). Промышленный вектор на Урале, затронувший сначала территорию Среднего Урала (современная Свердловская область и Пермский край), в середине 40-х гг. перекинулся и на Южный Урал. Всего за XVIII в. на Урале было построено более 170 заводов, из них действовало в конце века 133 (17 принадлежали казне и 116 – частным лицам), на Южном Урале – 17 заводов[1], которые выпускали высокосортный металл, что, делало возможным удовлетворение не только своих внутренних потребностей, но и его отправку на европейский и среднеазиатский рынок. Кроме того строятся заводы по выплавке меди, спрос на медь был обусловлен фискальными интересами казны, потребностью в оружейном производстве и в пушках для армии. К концу XVIII в. Урал стал основным районом производства металла в стране. Регион выпускал 80 % чугуна и 100 % меди России[2].

Первая половина XIX в. для южноуральской металлургии ознаменовалась не столько расширением производства, сколько его совершен­ствованием на базе новой техники, особенно энергетической. Выплавка металла медленно, но все же уве­личивалась, и техническое оснащение заводов не стояло на месте. 60 – 90-е гг. XIX в. изменили положение металлургической промышленности региона. Он потерял лидирующее положение, уступив его южнорусскому экономическому району. Эти годы характеризуются неустойчивостью развития, поиском оптимального выхода из кризисной ситуации, связанной с отменой крепостного права и обязательного труда на горных заводах.

Во второй половине XIX – начале XX вв. (до 1917 г.) уральский металлургический комплекс включал 187 заводов: 22 казенных (21 – принадлежал горному ведомству и 1 военному) и 165 частных, объединенных в горные округа, расположенные в Вятской, Пермской, Уфимской и Оренбургской губерниях. По разным причинам 87 заводов были закрыты[3], часть из них навсегда, другие были реанимированы. Крупнейшими из горных округов Южного Урала были: частный – Кыштымский (8 заводов) в Пермской губернии и казенный – Златоустовский (6 заводов и фабрик) в Уфимской.

Архаичным оставалось техническое вооружение многих заводов: холодное дутье, кричный способ, углежжение, сплав продукции по рекам. Медленно, но достижения промышленной индустриализации внедряются на заводах Южного Урала: пудлингование, бессемеровский и мартеновский способ выплавки стали. Часть заводов нашли выход в акционировании, другие вошли в состав монополистических объединений, третьи – в поиске собственного рынка сбыта. Особняком стояли казенные Златоустовские заводы, работающие на военные нужды России, но и они вынуждены были строить новые производства (Ермоловская домна), совершенствовать выпуск продукции, применять новые технологии. Только начиная с середины 80-х гг. XIX века производство чугуна, железа, стали на заводах испытывает более или менее постоянный рост.

Горнозаводская промышленность медленно, но развивалась. Однако по сравнению с заводами Юга рост был незначительный. Основной причиной было сохранение традиционалистских методов ведения хозяйства. Сложилась сложная система противоречивых и взаимосвязанных элементов, объединенных общей организационной структурой, которая получила название окружной системы хозяйства. Выделяют ее следующие характерные черты: рассредоточенность заводов, объединенных общим производственным процессом, образование комплекса земельных и лесных «дач», монопольное право на природные ресурсы, замкнутость и «натуральность» заводского хозяйства, принадлежность рабочих кадров к особому «горнозаводскому» сословию.

С 1880 г. стали проходить съезды горнопромышленников Урала, в 1887 г. прошла Сибирско-Уральская промышленная выставка в Екатеринбурге. Большое оживление внесла постройка железных дорог: 1778 г. – горнозаводской от Перми до Екатеринбурга через Нижнетагильский завод, а на рубеже 80 – 90-х гг. – Самаро-Златоустовской от Уфы до Челябинска через горные заводы (Аша-Балашовский, Миньярский, Усть-Катавский, Златоустовский). Для оценки сложившейся ситуации в 1899 г. на Урал была направлена комиссия во главе с Д.И. Менделеевым, с целью наметить пути развития уральской металлургии. Комиссия пришла к выводу, что необходимо расширить деятельность акционерных обществ и увеличить объемы железнодорожного строительства. При переходе на коксовый метод производства металла Д.И. Менделеев считал необходимым сохранить древесно-угольное производство как уникальное достояние уральской металлургии.

До 1900 г. уральская металлургия не видела в южнорусском районе серьезного конкурента, так как заводы были ориентированы на выпуск различной продукции. Юг производил крупносортную продукцию в расчете на крупные заказы, а Урал – мелкосортный металл для удовлетворения «народного спроса». Снижение заказов Юга привело к их переориентации и на производство мелкосортного металла. Это ударило по сбыту продукции уральских предприятий, парализовало многие традиционные рынки и вызвало кризис, который в 1903 г. достиг своего пика. Не выдержав конкуренции, закрываются 30 заводов, часть из них были реанимированы, но в 1908 – 1910 гг. закрыты окончательно[4]. На этот период приходится пик рабочего движения («Златоустовская бойня»), к которому причастны не только тяжелые условия труда и низкая заработная плата для низкоквалифицированных рабочих, но и конкуренция заводовладельцев за главенство на рынке труда и сбыта.

Из казенных заводов самым крупным был Златоустовский завод. Один из самых крупных на Урале (включал 32 цеха), но при этом был убыточен (до 600 тыс. в год). По сравнению с одним из крупнейших заводом Юга – Екатеринославским (9,3% общероссийской выплавки чугуна), Златоустовский выплавлял только 0,79%. Несмотря на убыточность и дотации со стороны государства, он оставался крупнейшим поставщиком военной продукции. До 80% объема производства составляли заказы военного и гражданских ведомств. По выпуску стали и снарядов Златоустовский горный округ занимал первое место среди всех казенных и частных округов страны. Златоустовский завод был способен выпускать до 100 тыс. артиллерийских снарядов разного калибра[5].

Рост производства на заводах приводил к увеличению числа работающих на различных производствах. В большей степени комплектование происходило за счет притока пришлого населения, что приводило к нарушению социальной гармонии, издавна сложившейся на заводах. По Горному положению горный начальник являлся полным хозяином вве­ренного ему округа и занимался решением вопросов хозяйственного, искус­ного, судебного и гражданского благоустройства[6]. На рубеже XIXXX вв., с 1897 по 1909 гг., эту должность занимал А.А. Зеленцов[7]. Поэтому он обращал пристальное внимание на повышение образовательного уровня работающих и на улучшение их нравственного облика.

Несмотря на рост культурно-образовательного уровня работающих одной из основных «болезней» горнозаводского населения оставалось пьянство. Обычной картиной на заводах были зарисовки, появлявшиеся на страницах местной периодической печати: «… беспрерывно то справа, то слева на склонах гор слышатся душераздирающие крики – то дикая несвязная пьяная песня, то неистовый нечеловеческий крик дерущихся, то на розвальнях гонит пьяная ватага, грозя раздавить прохожих …»[8]. Празднование Рождества, святок и других праздников, а также дни после выдачи заработной платы сопровождалось пьяным разгулом и кулачными боями.

Особенно серьезные последствия наблюдались «в дни больших праздников … когда в больницу являлись побитые, раненые, а нередко и изувеченные … есть цеха … в котором поголовно все рабочие хронические алкоголики». Управитель объяснял это «чрезвычайно низким уровнем интеллектуального развития … полному отсутствию духовных интересов»[9]. Поэтому горный начальник вынужден был для охраны порядка в городе и заводе разместить сотню казаков и учредить дневные и ночные разъезды. Только благодаря такой мере уличные безобразия резко сократились. Несмотря на это рабочие пытаются «пробраться в завод в нетрезвом виде и даже пронести с собой вино …»[10].

На уменьшение количества пьющих не повлияло даже введение казенной монополии на изготовление и сбыт спиртных напитков. Об этом свидетельствуют отчеты управителей заводов Горному начальнику Златоустовских заводов А.А. Зеленцову и Главному начальнику Уральских горных заводов П.П. Боклевскому. Поэтому горнозаводская администрация вынуждена была обращать на борьбу с пьянством пристальное внимание и бороться с «болезнью» разнообразными методами, в т.ч. и неожиданными. Тем более что у заводской администрации были «конкуренты» за влияние на «души» рабочих. Вспомним пример Петра Власова из романа А.М. Горького «Мать». Применялись в большей степени меры не столько запретительного характера, а просветительские. На заводах открываются библиотеки, избы-читальни, чайные, электротеатр, которые благоприятно влияли на уменьшение числа пьющих[11].

Однако результат часто не приносил никакого результата: «Многие чайные в Златоустовском округе должны были прекратить своё существование за неимением посетителей. Народные же чтения посещаются преимущественно женским и детским населением. …»[12]. Связано это с тем, что средний процент образованных на заводах составлял по подсчетам екатеринбургского историка М.А. Фельдмана всего 10%[13]. Анализируя читательский состав библиотек и изб-чителен, открытых за заводах Златоустовского горного округа, можно сделать вывод, что среди них число рабочих по разным заводам колебалось, но не превышало 5%. Поэтому «открытая в Златоусте публичная библиотека … не имеет успеха», а в воскресной школе для взрослых из двухсот обучающихся рабочих было не более 5 чел[14].

Ухудшение социально-экономического положения рабочих уменьшало и культурные запросы населения. Это приводило к увеличению числа пьющих, что характеризуется статистикой медицинских учреждений и числом лечащихся от алкоголизма. Однако в большей мере это происходило среди малоквалифицированных рабочих и на заводах, где сохранялись кризисные явления. Тем более что Великие реформы способствовали улучшению медицинского обслуживания и уменьшению смертности на заводах. Улучшения качества жизни не успевало за притоком населения в заводы. Рассматривая фотографии российской индустриализации рубежа XIX – XX вв. и 30-х гг. XX в. замечаешь парадоксальную разницу. Отсутствие удручающего положения рабочих в первом случае и «необустроенность» во втором. Начавшаяся же Первая Мировая война привела к увеличению дефицита рабочих рук и вынудила использовать на работах эвакуированных, военнопленных и китайцев, что еще более усилило леворадикальные и погромные настроения.

В условиях нарушения устоявшихся параметров жизни на горных заводах в начале XX в., аграризации всех сторон жизни, особенно в условиях земельной зависимости населения, попытки администрации заводов и горных начальников влиять на улучшение морального и нравственного облика рабочих приводили к столкновению различных категорий рабочих между собой, администрации с работающими, только что пришедшими из деревни и завербовавшимися для работы на заводе.

Фактически горные начальники и управители заводов не смогли справиться с повышением уровня образования и нравственного облика рабочих (особенно вновь прибывших). Увеличение заработной платы приводило не к отсылке денег на родину, а к увеличению числа потребляющих спиртные напитки, и к удорожанию жизни. В последующем нравственный облик работающих и стал одной из причин дифференциации рабочих не только Златоустовского горного округа, но и других заводов. Они оказались по разные стороны баррикад гражданской войны, как среди красных, так и среди белых. Вспомним Камско-Воткинское восстание рабочих в 1918 г. против Советской власти и Златоустовский полк в армии Верховного правителя А.В. Колчака.

Среди частновладельческих горных округов мы выделим Кыштымский и Симский горные округа, расположенные в Пермской и Уфимской губерниях соответственно. В 1900 г. при участии английского капитала было создано АО «Кыштымских горных заводов», которое с 1907 г. под руководством шведа английского происхождения Лесли Уркварта реконструировало старые заводы и построило новые: Карабашский медеплавильный и Нижне-Кыштымский медно-электролитный. Лесли Уркварт дал совершенно новое направление промышленному развитию Южного Урала – центра цветной металлургии[15].

Одним из любопытных фактов деятельности Кыштымских заводов в этот период связан с пребыванием Герберта Гувера (будущего 31 президента США в 1929 – 1933 гг.) на заводах. В 1910 г. с возникновением финансовых проблем он предоставил ссуду заводам под 6%, создал пул и к концу 1910 г. Кыштымский пул контролировал 826 тыс. из 1 млн. акций. Гувер организовал широкую рекламную компанию, обеспечил приток капитала в Кыштымскую корпорацию. С января 1912 г. он член совета директоров корпорации. Гувер дважды приезжал на Кыштымские заводы: в 1911 г. для ознакомления с техническими аспектами производства, а в 1913 г. для оказания влияния на программу технического развития заводов. В результате финансовых операций и технического перевооружения Кыштымские заводы стали крупнейшим производителем меди в России[16].

В начале XX в. и до начала Первой мировой войны из горнозаводских округов Южного Урала также выделяются Симские заводы, как наиболее передовые среди предприятий Урала и стоявшие практически на одном уровне технического развития с южнорусскими заводами.

Также отметим новые производства, которые возникли в металлургической промышленности региона в начале XX в. В 1900 г. аптекарь М.И. Маркусон, управляющий Саткинским чугуноплавильным заводом А.Ф. Шуппе и саратовский миллионер А.М. Немировский, объединив капиталы, создали «Товарищество на вере», и открыли в заводском поселке Саткинского завода предприятие по производству огнеупоров (магнезита). Под техническим руководством В.Г. Рогожникова была построена первая печь, а осенью 1901 г. завод «Магнезит» дал первую продукцию – огнеупорные кирпичи[17].

В 1908 г. в 37 км от Саткинского завода на реке Большая Сатка «Уральским электрометаллургическим товариществом графа А.А. Мордвинова, барона Ф.Г. Роппа и А.Ф. Шуппе» началось строительство электрометаллургического завода «Пороги» по выпуску ферросплавов, а 1 июня 1910 г. он дал первую продукцию. Вместе с заводом была построена ГЭС – одна из первых в России и старейшая из ныне действующих[18].

Порожскую ГЭС можно по праву называть феноменом российской электроэнергетики. Даже в условиях экономической разрухи после окончания гражданской войны электрометаллургический завод «Пороги» производил выплавку ферромарганца, феррохрома и ферросилиция[19]. До 1931 г. электрическая плавка чугуна на заводе «Пороги» оставалось единственным производством в Советском Союзе, до постройки в Челябинске электрометаллургического завода – ныне ЧЭМК. Завод «Пороги» выпускал продукцию до ноября 2000 г.[20]

Начавшаяся Первая мировая война принесла нестабильность в производстве и финансах. Выполнение военных заказов, банковское финансирование и многочисленные льготы заводчиков на какое-то время отсрочили вовлечение заводов в пучину кризиса. Хаос 1917 г. подвел черту под историей многих горных заводов Южного Урала. В годы советской индустриализации акцент в большей степени будет сделан на строительство новых индустриальных комплексов: Магнитогорск, Новокузнецк, Череповец, заводы Юга Украины, а о многих горных заводах Урала напоминают только их развалины и остовы доменных печей.

Таким образом, черная и цветная металлургия являются основой промышленного комплекса Южного Урала, гарантом не только экономического и политического, но и социального благополучия. Промышленный потенциал, заложенный в XVIII – первой половине XIX вв., во второй половине XIX в., благодаря Великим реформам, претерпел координальные изменения, последствия которых наблюдаются до сих пор.

[1] История Урала с древнейших времен до 1861 г. М., 1989. С. 572 – 578.
[2] Иофа Л.Е. Города Урала. М., 1951. С. 160; 236.
[3] История Урала в период капитализма. М., 1990. С. 471 – 480.
[4] Там же.
[5] Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ-1). Изд. 1. СПб., 1830. Т. 29. № 22208. Ст. 344. С. 542 и далее.
[6] Архивный отдел администрации г. Златоуста (ЗГАО). Ф. И-20. Оп. 1. Д. 345. Л. 3.
[7] Челябинская область. Энциклопедия. В 6 тт. Т. 2. Челябинск, 2004. С. 464; 467
[8] Нарский И.В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917 – 1922 гг. М., 2001. С. 170.
[9] ЗГАО. Ф. И-20. Оп. 1. Д. 489. Л. 11; 16.
[10] Там же. Л. 11 – 11 об; 16.
[11] Там же. Л. 3 об; 4 об; 8; 12; Д. 2548. Л. 35.
[12] Там же. Д. 489. Л. 12.
[13] Постников С.П., Фельдман М.А. Социальные трансформации и социокультурный уровень рабочих Урала в первые десятилетия XX века // Социальные трансформации в российской истории. Доклады международной научной конференции. Екатеринбург – М., 2004. С. 174.
[14] ЗГАО. Ф. И-20. Оп. 1. Д. 489. Л. 17 об.
[15] Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. И-168. Оп. 1. Д. 1. Л. 1; Черников В.Г. Хроника Нижне-Кыштымского завода. Ч. 1. Екатеринбург, 1997. С. 50.
[17] Челябинская область. Энциклопедия. В 6 тт. Т. 1. Челябинск, 2003. С. 964 – 965.
[18] Там же. Т. 4. Челябинск, 2005. С. 12.
[19] Бахметев Б.А. Гидроэлектрическая установка на реке «Сатке». Доклад XIII съезду русских деятелей по водным путям в 1911 г. СПб., 1911. С. 3.
[20] ЗГАО. Ф. И-150. Оп. 1. Д. 7. Л. 100.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий