История горного дела

История горного дела


 

В представлениях современной общественности горное дело сводится к достаточно специфической проблеме обеспечения общества минеральными ресурсами и связано с технологиями разведки, добычи и переработки минерального сырья. Отдавая должное важности этих проблем, общественное мнение (политикум, журналистика, историческая наука, культурология) видят в горном деле лишь сферу профессиональной деятельности технических специалистов, недостаточно оценивая его историческое, гуманитарное и политическое значение.

  • Дополнительная информация


    • Авторы:
    • Город:Алчевск, Украина

Из поля зрения современного человека выпадает удивительный феномен горного дела как основоположника технологических и культурных составляющих человеческой цивилизации, как важного источника становления науки, как фактора политических и военных противостояний, великих географических открытий и, конечно же, экономического благосостояния народов.

Можно выдвинуть несколько предположений, объясняющих заметное несоответствие между значением горного дела в жизни общества (на всех исторических этапах его развития) и весьма ограниченными представлениями о нем в культурной среде. Вероятно, в древнем мире и средневековье это было связано с узким кругом посвященных в секреты горного промысла. Сакрализация и длительная изоляция горно-металлургических знаний в сообществах старых горняков, которые изначально подчинялись древним языческим храмам, а позднее – христианским монашеским орденам, предполагала строгий контроль информации, использование полученных знаний только внутри своего объединения. Исключительное значение для средних веков имела деятельность «белых монахов» (католический орден цистерцианцев), которые в течение ХII – ХIII вв. открыли и начали освоение многих рудных месторождений Центральной Европы, создали сотни монастырей, служивших базами горно-металлургического промысла, накопления и передачи знаний.

Пришедшие на смену монахам горные артели также применяли традиции «неразглашения знаний». Никто, кроме профессиональных горняков, не был в состоянии найти и добыть руду, выплавить металл. Предпринимавшиеся в средневековье многочисленные попытки освоить рудные месторождения силами крепостных крестьян и прочих подневольных людей всегда заканчивались полным фиаско. Это обеспечивало горнякам особый статус, закрепленный королевскими горными уставами, и дополнительно стимулировало их оберегать секреты своей профессии. Распространённые легенды о связи горняков-металлургов с мистическими, потусторонними силами еще более способствовали защите от «посторонних глаз и ушей».

Информационная ситуация значительно изменилась с возникновением горных школ и академий, которые открыли эру высшего технического образования (вторая половина ХVIII в.). Однако разделение гуманитарных и технических знаний не позволило состояться ренессансу гармоничного («натурфилософского») мировоззрения учёных нового времени. Инженеры сосредоточили свои интересы на технике и технологиях (с тенденцией перехода на всё более узкие специализации), а гуманитарии углубились в экономические, политические и культурные составляющие общественного развития.

Появление отдельных выдающихся «универсалистов» (да Винчи, Ломоносов, Гёте, Гумбольдт, Вернадский), которые оставили заметный след в истории горно-геологических знаний, не изменило развитие общей тенденции «больших знаний о малом и малых – о большом». Столь обширное поле деятельности как горное дело, оказалось, весьма сложно познать во всей полноте, тем более в историческом развитии и связях с общественными преобразованиями. Поэтому, ни смотря на возникновение высших горных школ, значение горного дела в общественном сознании не было оценено по достоинству.

На ограниченность сведений о горном деле в значительной степени повлияла недооценка его роли исторической наукой. В любом учебнике истории мы найдём множество страниц посвящённых значению земледелия, скотоводства, различных ремёсел, но лишь в исключительных случаях встретим краткие упоминания добычи полезных ископаемых (и это притом, что если бы горное дело не состоялось, человек в своём арсенале не имел бы ничего, кроме деревянной палки, кости и камня).

Недооценка историками значения горного дела исходит, по-видимому, из малочисленности и особой специфики дошедших письменных свидетельств. Получившие широкую известность в эпоху ренессанса античные литературные источники послужили основой для базовых исторических обобщений, в которых промыслы не получили сколь-нибудь почетного места. Характерное для элиты Древнего Рима пренебрежительное отношение к физическому труду, в частности к горно-металлургической деятельности (столь почётной у «варваров» – кавказцев, кельтов, германцев), отразилось в литературных свидетельствах римлян умалчиванием или умалением роли горняков. Такой взгляд перешел от античности к историкам эпохи ренессанса и их последователям. Поскольку важные горно-металлургические технологии имели латентный характер, а «на поверхности» замечался лишь изнурительный, примитивный труд малоквалифицированных людей (во многих случаях – невольников), то и само горное дело могло предстать «в иных глазах» в качестве малозначительной для технического и культурного прогресса деятельности.

Одной из объективных причин сложившегося положения является недостаточная изученность мировой истории горного дела. Большинство исторических памятников горно-металлургической деятельности были уничтожены горными работами более позднего времени, поскольку служили удобным и надежным «поисковым признаком» богатых месторождений. Только во второй половине ХХ в. усилиями археометаллургии (горной археологии) начинают исследоваться древние рудники Египта, Ближнего Востока, Балкан, Кавказа, Приуралья, Средней Азии и других крупных центров[1].

Как правило, цели археологических исследований сводились к восстановлению социально-экономической и политической истории отдельных регионов и эпох, а особенности технического, организационного и культурного развития горного дела еще требуют дополнительных исследований и обобщений[2].

В этой связи можно отметить большой информационный потенциал, заложенный в воссоздании истории горного дела, как для самой исторической науки, так и для перспектив горных отраслей (общественный интерес к горному делу, приток финансовых и интеллектуальных ресурсов, подготовка кадров, мотивация профессиональной деятельности, возрождение традиций и корпоративной культуры). Возможности раскрытия этого потенциала во многом зависят от интеграции инженерных и исторических наук, а также от гуманитарной составляющей современного горно-металлургического образования[3].

Особенности современного рынка труда, формы конкуренции, организация производства требуют при подготовке горного специалиста развития высокого уровня личностных качеств, формирования духовно-ценностных ориентаций. Достижение этих целей связывают с ролью традиции, с историческим и культурным наследием отрасли, с пониманием философских составляющих деятельности, с чувством общности и сопричастности к большому творческому процессу созидания части человеческой культуры (горного дела).

Успешное решение этих задач в технических (горных) университетах во многом определяется знаниями о путях исторического развития горного дела (о судьбах и значении технических открытий, «драме научных идей», выдающихся личностях, культурных традициях, памятниках). Пользуясь известной аналогией, можно утверждать, что представления о своём прошлом подобны корням, питающим дерево, и чем они глубже, тем пышнее крона дерева – профессиональный интерес и корпоративная культура отрасли.

Поскольку, история горного дела, как было показано выше, имеет совершенно особое влияние на развитие человеческого общества и технического прогресса, гуманитарная подготовка студентов-горняков может существенно отличаться от других технических специальностей и при возможном сокращении объёмов общих гуманитарных дисциплин должна включать изучение культурного наследия горняков.

Важной особенностью истории горного дела для будущего специалиста является возможность увидеть «картину» своего поприща целиком, чтобы получить верное представление об её сущности, связях, путях развития. «Картина» эта очень большая. Изучая отдельные дисциплины своей профессии, студент как бы ставится вплотную к «картине» и видит лишь отдельный её эпизод. История горного дела – это та дистанция, с которой «полотно» видится единым целым.

Возможность изучения новых гуманитарных дисциплин существенно зависит от учебной и научно-популярной литературы, освещающей вопросы истории горного дела. В последние годы во многих горных (технических) университетах вышли учебные пособия соответствующей тематики. Их общие недостатки – малый объём (ограниченность сведений); сосредоточенность в основном на технологической ретроспективе; описание сведений, относящихся в основном к стране автора (потеря взаимосвязей, изоляция отдельных стран, отрыв от общей истории горного дела). Эти учебные пособия писались для небольших, часто факультативных курсов, которые рекомендованы студентам-горнякам.

Планируемая перестройка гуманитарной составляющей горного образования, предполагает подготовку базового учебника «История горного дела и металлургии», рассчитанного на использование в течение двух семестров. Создание такой учебной книги требует совместных усилий горных инженеров, металлургов, историков и археологов, а также, что особенно важно, объединения заинтересованных учёных из разных стран.

Горным специалистам следует обратить особое внимание на роль горной археологии (археометаллургии), как эффективного источника воссоздания истории и сбережения памятников горного дела, как мощного средства приобщения студентов к области гуманитарных знаний[4]. Опыт Донбасского технического университета, который в содружестве с Институтом археологии НАН Украины проводит масштабные исследования древнего рудника Картамыш (ХVII – ХV вв. до н.э.), свидетельствует о большой эффективности интеграции технических и гуманитарных знаний[5]. Особое значение приобретает участие в археологических исследованиях рудника студентов горных специальностей, практическая работа которых позволяет глубже прочувствовать взаимосвязь будущей профессии с материальной и духовной культурой общества, с историей родной земли.

Хочется верить, что гуманитаризация горного образования сможет изменить неблагоприятное для горного дела положение в современном информационном пространстве, подняв его на более высокую, привлекательную ступень.


[1] Черных Е.Н. Металл – человек – время. – М.: Наука, 1972. – 208 с.
[2] Гайко Г.И История освоения земных недр. – Донецьк: Східний видавничий дім, 2009. – 292 с.
[3] Гайко Г.И. Интеграция горной науки и археологии при исследовании памятников горного дела// Проблеми гірничої археології/ Під наук. ред. П.П. Толочка, В.М. Дорофєєва. – Алчевськ: ДонДТУ, 2005. – С. 68 – 73.
[4] Дивовижний світ давнього гірництва: Наук.-поп. нарис/ Під заг. ред. Г.І. Гайка. – Алчевськ: ДонДТУ, 2005. – 130 с.
[5] Бровендер Ю.М., Гайко Г.І. Картамиський гірничо-металургійний комплекс пізньобронзової доби// Схід. – 2006. - № 6. – С. 69 – 73.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий