Горно-металлургические комплексы эпохи поздней бронзы в Урало-Мугоджарском регионе - Реферат


 

Значение металла в истории эволюции хозяйства человека трудно оценить, но прежде чем человек пришел к открытию железа, предшествовал длительный период, когда господствовали изделия из меди и бронзы. Начиная с 70-х гг. ХХ века в отечественной археологии утвердилась концепция Е. Н. Черных, в которой были разработаны теоретические вопросы металлургии и металлообработки.

Согласно этой концепции один из важнейших центров металлургического производства в системе Евразийской металлургической провинции, связан с Уральской горно-металлургической областью, в пределах которой выделялись два горно-металлургических центра: Приуралье с Поволжьем и Урал. Первоначально в качестве основных мест добычи руды в пределах Южного Зауралья рассматривались коренные месторождения меди, сосредоточенные в северных районах западной периферии андроновской культурно-исторической общности (юг Челябинской области (рудники Ивановский, Никольский, Ташказган, Воровская яма) и ряд рудников в пределах Восточного Оренбуржья (Еленовский и Ушкаттинский) [Черных Е. Н., 1970]. В свете новейших полевых и теоретических изысканий следует указать, что в эпоху поздней бронзы на Южном Урале сформировался особый горно-металлургический центр, базирующийся на эксплуатации многочисленных рудопроявлений, локализующихся в пределах южной части Уральской горной страны и ее отрогов – Мугоджарских гор.

В культурном отношении в пределах Урало-Мугоджарсокго горно-металлургического центра оформилась особая группа синкретических памятников образованных в результате взаимодействия алакульского и федоровского населения. В науке за данным типом памятников закрепилось название кожумбердынские [Кузьмина Е. Е., 2008]. В географическом плане регион расположен в пределах Уральско-Мугоджарской низкогорной провинции, для которой характерен степной ландшафт, стимулирующий развитие скотоводческого уклада жизни. Этот факт изначально стимулировал исследователей рассматривать развитие хозяйства андроновского населения региона в рамках развития подвижного пастушеского скотоводства с активным применением гужевого транспорта. Подобную точку зрения высказывал В. С. Сорокин, согласно которой андроновское население региона было представлено пастушеско-земледельческими общинами при незначительной роли земледелия [Сорокин В. С, 1962].

В настоящее время благодаря многолетним исследованиям проводимых на территории региона археологами (А. С. Новиченко, К. В. Сальниковым, Е. Е. Кузьминой, В. В. Ткачевым) и геологами (Р. А. Сегединым, С. Г. Грешнером, В. Ф. Коробковым) стало известно около двух десятков мест добычи руды. Если картографировать древние рудники, то мы увидим, что они вытянулись цепочкой с севера на юг, и скорее всего осваивались по мере продвижения кожумбердынского населения в глубь степи (Рис. 1). На рудниках были обнаружены орудия для добычи (каменные молоты, кайлы, кирки) и первичной обработки руды (песты, рудотерки). На ряде рудников или вблизи от них были обнаружены следы первичной обработки руды в виде промышленных площадок, на которых было найдено большое количество отработанной породы [Ткачев В. В. и др., 1996. С. 113-115; Сальников К. В., 1955. С. 3-5]. О достижении высокого уровня развития горного дела свидетельствует и тот факт, что в пределах Урало-Мугоджарского региона горняки вели разработку различных месторождений меди:

  • зона окисления вкрапленных сульфидных руд в метасоматических породах ультраосновного состава
  • зоны окисления прожилково-вкрапленых руд медно-цеолитового оруденения в базальтовых лавах
  • зона окисления сульфидно-кварцевых жил и штокверков сопровождающих гранитоидные массивы
  • зона окисления прожилково-вкрапленых руд в гранитоидных массивах [Зайков В. В., Юминов А. М. и др., 2005, с. 102-104].

О том, что разработки производились непосредственно андроновским населением, оставившим памятники кожумбердынского типа, подтверждают многочисленные временные и долговременные поселения расположение в непосредственной близости от рудников и содержащие следы металлопроизводства.

Об уровне развития металлургии в среде населения, проживающего в пределах Урало-Мугоджарского региона, мы получаем с поселенческих памятников. Поселения, некрополи и рудники на сегодняшний день представляют собой компактные археологические микрорайоны, которые в древности вероятнее всего являлись горно-металлургическими комплексами [Ткачев В. В., 2009. С.6].

Впервые поселения со следами металлургической деятельности были выявлены в 30-е гг. ХХ в. на правом берегу среднего течения р. Киимбай, вблизи п. Еленовка Оренбургской области. Здесь на левом берегу, местным жителем А. С Новиченко, был открыт древний карьер по добыче медной руды, рядом с которым располагался древний могильник, оставленный населением которое производило разработку Еленовского рудника. На противоположном берегу реки располагались несколько поселений, на которых происходило обогащение руды и выплавка металла. Об этом свидетельствуют орудия горного дела, руда и металлургический шлак, а также фрагмент керамической литейной формы и слиток меди. [Кипарисова Н. П., 1954. С. 11, 13; Сальников К. В., 1951. С. 3-5; Формозов А.А., 1949. С. 24]

К юго-востоку от Еленовского микрорайона находится Ушкаттинский археологический микрорайон, в котором прослеживалась схожая система организации металлургического производства. В 30-40е годы рудник, расположенный на правом берегу р. Ушкатта, был впервые описан и обследован Малютиным В. Л. и Левитским Л. П. [Кузьмина Е. Е., 1959]. На стоянке, расположенной напротив рудника, геологами были обнаружены медные «иглы и кольца», а также кайло [Формозов А. А., 1951. С. 118]. Вдоль берега реки вблизи не больших саев цепочкой располагались несколько поселений, жители которых занимались металлургией и металлообработкой (поселения Ушкатты I-II). Так, например, на поселении Ушкатты II к основной постройке примыкало производственное помещение, где производился весь металлургический цикл. Внутри пристройки были найдены капли меди, металлургический шлак, а также орудия для изготовления металлических изделий (фрагменты сопел, и обломки тигля). На поселении Ушкатты I кроме металлургического шлака в зольнике, примыкающем к основной постройке были обнаружены обломки рудовмещающей породы с рудника (амфиболиты и пироксиниты) [Кузьмина Е. Е., 1959. С. 79; Она же, 1960. С. 23, 30; Она же, 1966. С. 7].

На современном этапе археологической экспедицией Орского гуманитарно-технологического института производится исследование Ишкининского археологического микрорайона.

В Ишкининском археологическом микрорайоне вблизи рудника включающего в себя насколько карьеров сосредоточены: поселок, ряд местонахождений и серия могильников, расположенных в долине р. Сухая Губерля. В результате обследования в ходе разведок и частичного вскрытия поселения Ишкиновка в ходе последнего полевого сезона, были обнаружены следы, подтверждающие тезис о развитии металлургической деятельности (каменный молот с рудника, наковальни, металлургические шлаки с поселения) [Ткачев В. В. и др., 1996. Рис. 12; Умрихин С. М., 2007. С. 41].

На территории Актюбинской области республики Казахстан в результате совместных комплексных археологических исследований Орского гуманитарно-технологического института, Института минералогии УрО РАН (г. Миасс) и Актюбинского Центра истории, этнографии и археологии были обследованы древние рудники, в пределах Мугоджарских гор рядом с которыми были обнаружены следы временного и постоянного пребывания людей и где производилась первичная обработка руды.

Материалы с поселений, наличие большого количества мест добычи медной руды, позволяют предположить, что металлургическая деятельность занимала одно из важнейших мест в структуре хозяйства населения Урало-Мугоджарского региона. И в эпоху поздней бронзы регион являлся одним из крупнейших центров металлургии и металлообработки, об это свидетельствует широкое распространение металла добытого в пределах региона и широко распространенного в пределах Евразийской металлургической провинции [Черных Е. Н., 1970]. Значение рудников подтверждается и тем, что андроновское население прочно удерживало монополию на разработку медных месторождений региона, не допуская сюда срубное население. В то время как на территории южного Приуралья активно происходили процессы взаимодействия срубно-андроновского населения [Рутто Н. Г., 2003. С. 103-104].

В структуре социального устройства общества, не совсем ясен вопрос о положении металлургов и горняков. Погребальные памятники не позволяют выделять особые группы населения связанные с металлургическим производством, за исключением могильника расположенного вблизи Еленовского рудника, в погребальных конструкциях которого использовалась пустая порода [Формозов А. А., 1951. С. 119]. Вероятно внутри групп горняков и металлургов существовала специализация на горняков (ведущие горные разработку и производящие первичную обработку руды) и металлургов (производящие плавку металла и изготовление орудий). В подтверждение последнего положения следует обратить внимание на поселение Шандаша, которое находится на достаточно удаленным от Еленовского и Ушкаттинского рудников, но содержащее следы металлургической деятельности [Кузьмина Е. Е., 1962. С. 5, 1965. С. 6-10].

В заключении можно подвести первоначальные итоги, несмотря на пока что немногочисленные археологические свидетельства развития горного дела и металлургии в среде андроновского населения Урало-Мугоджарского региона, уже сейчас можно наблюдать картину высокого уровня развития подобных знаний и навыков. Будущие исследования в рамках данной проблематики с привлечением более обширного комплекса новейших источников, позволят более точно реконструировать уровень развития производства металла, и дать более точную характеристику положения, которую занимала подобная деятельность.

  • Фомичев А.В.

Один из важнейших центров металлургического производства в системе Евразийской металлургической провинции, связан с Уральской горно-металлургической областью, в пределах которой выделялись два горно-металлургических центра: Приуралье с Поволжьем и Урал.

  • Урало-Мугоджарский регион;
  • металл;
  • железо;
  • металлообработка;
  • археология;
  • Приуралье;
  • Поволжье;
  • Урал.
  1. Зайков В. В., Юминов А. М., Дунаев А. Ю., Зданович Г. Б., Григорьев С. А. Геолого-минералогические исследования древних рудников на Южном Урале // Археология, этнография и антропология Евразии. 2005. №4.
  2. Кипарисова Н. П. Отчет о работах Чкаловского областного краеведческого музея в 1954 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 987.
  3. Кузьмина Е. Е. Отчет Еленовского отряда Оренбургской экспедиции 1959 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 1938. Кузьмина Е. Е. Отчет Еленовского отряда Оренбургской археологической экспедиции АН СССР за 1960 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 2100.
  4. Кузьмина Е. Е. Отчет Еленовского отряда Оренбургской археологической экспедиции за 1962 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 2500.
  5. Кузьмина Е. Е. Отчет Еленовского отряда Оренбургской археологической экспедиции 1965 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 3081.
  6. Кузьмина Е. Е. Отчет Еленовского отряда Южноуральской экспедиции за 1966 г. // НОА ИА РАН, Р-1 № 3427
  7. Кузьмина Е. Е. Классификация и периодизация памятников андроновской культурной общности. Актобе, 2008.
  8. Рутто Н. Г. Срубно-алакульские связи на Южном Урале. Уфа, 2003.
  9. Сальников К. В. Отчет об археологических исследованиях, производимых по поручению Чкаловского областного краеведческого музея. М., 1951.
  10. Сорокин В. С. Могильник бронзовой эпохи Тасты-Бутак I в Западном Казахстане. М.-Л., 1962.
  11. Ткачев В. В., Сегедин Р. А., Грешнер С. Г. Подъемный матриал из поселений и рудников бронзового века в Мугоджарах // Вопросы археологии Западного Казахстана. Вып. 1. Самара: Диалог, 1996.
  12. Ткачев В. В. Горно-металлургические комплексы в системе археометаллургической таксономии (по материалам памятников позднего бронзового века Урало-Мугоджарского региона) // Вестник Челябинского государственного университета. История. Вып. 38. 2009. №41.
  13. Умрихин С. М. Отчет разведках в г. Орске, Гайском, Домбаровском районных Оренбургской области в 2007 г. Т. I. Орск, 2008.
  14. Формозов А. А. (1949) Отчет об археологических разведках в районе г. Орска Чкаловской области // НОА ИА РАН, Р-1 № 361.
  15. Формозов А. А. Археологические памятники в районе Орска // КСИИМК. Вып. XXXVI. М.-Л., 1951.
  16. Черных Е. Н. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья. М.: Наука, 1970.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий