Энциклопедия Теофила Пресвитера


 

Первое подробное «техническое» описание процесса изготовления колокола дал монах - бенедектинец Теофил, живший на рубеже XI–XII веков.

Исследователи пришли к выводу, что Теофил (лат. Phedophilus Presbyter – монах Теофил, пресвитер Теофил, клирик Теофил) – псевдоним средневекового художника и ювелира (по другой версии – торговца металлом) Рогера из Хельмарсхаузена (нем. Roger von Helmarshausen) – автора ряда росписей в Кёльне и переносных алтарей. После пострига он работал в бенедиктинском монастыре в Хельмарсхаузене (ныне пригород Бад-Карлсхафена), который был в то время крупным центром прикладного искусства.

Перу Теофила принадлежит искусствоведческая (в смысле описания искусств, т.е. технологий) компиляция – «Список различных искусств» (лат. Schedula diversarum artium, или De diversibus artibus). Древнейшая рукописная копия книги Теофила была обнаружена в вольфенбюттельской библиотеке в XVIII в. и на протяжении XIX в. переведена на ряд европейских языков.

«Список различных искусств» фактически является первой в мире технической энциклопедией. Манускрипт состоит из трёх книг, в которых каждая глава представляет собой своеобразный «рецепт» – описание технологии получения изделия или материала. Первая книга включает 45 глав, описывающих материалы и способы стенной и станковой живописи, способы окраски кожи и дерева, миниатюрную живопись на пергаменте и бумаге. Во второй книге (31 глава) изложены технологии изготовления стекла и витражей. Третья книга, состоящая из 95 глав, полностью посвящена получению металлов и изготовлению металлических изделий.

По Теофилу, формовка колокола осуществлялась следующим образом. В земле выкапывали литейную яму, на дне которой устраивали ровную площадку из обожжённой глины или кирпича. Затем на деревянном шпинделе, вращающемся в гнёздах вокруг горизонтальной оси, из сырой глины лепили болванку, которую постепенно обтачивали резцами до точного соответствия внутреннему профилю будущего колокола. После просушки накладывали слой сала, повторяющий своей формой колокол. На него осторожно наносили несколько слоёв жидкой глины, причём каждый последующий накладывали только после высыхания предыдущего – так формировали кожух. Шпиндель удалялся, и вся конструкция прогревалась на сильном огне, сало вытапливалось, оставляя после себя полость. Таким же образом создавали модель «ушей» колокола. Затем в форму заливали сплав меди и олова, приготовленный в переносных тиглях.

Отливка колоколов по Теофилу: а – изготовление стержня шаблона (В. Бирингуччо «Пиротехния»); б – изготовление литейной формы (руководство Теобальда) (а – шпиндель; б – изготовление и сушка стержня; в – изготовление воскового слоя); в – изготовление колокольной формы (рисунок из рукописи в. Гиберти (XV в.)); г – изготовление формы для колокола (витраж собора в Йорке, Великобритания, начало XIV в.)

У описанного способа отливки имелись характерные недостатки. При сушке формы небольшие частицы глины отпадали, образуя полости, которые затем заполнялись металлом. Обтачивать колокола в то время ещё не умели, лишь шлифовали их песчаником на вращающемся станке, но могли это делать лишь поверхностно, из-за высокой твёрдости сплава, поэтому колокола имели грубую, неровную поверхность.


Для изготовления колокольного сплава Теофил предписывал взять четыре части меди и одну – олова. Такой состав сохранялся (с небольшим отклонением в 1...2 %) и в последующие времена вплоть до наших дней. К строгому рецепту Теофил добавил комментарий о том, будто добавки серебра и золота улучшают звучание колокола. Древняя легенда дошла до нашего времени, хотя давно доказано, что подобные небольшие добавки не влияют заметным образом на акустические свойства колокольного металла. Возможно, это поверье связано с тем, что излом колокольной бронзы имеет серебристый блеск, хотя, скорее всего, это обусловлено «благородством» упомянутых металлов. Впрочем, о составе колокольной бронзы мы поговорим чуть далее.

Пламенная печь во времена Теофила не была известна, поэтому он описывает отливку из железного тигля, футерованного глиной как снаружи, так и изнутри. Вокруг тигля сооружался очаг, в котором разводился огонь, раздуваемый кузнечными мехами. Когда сплав был готов, печь разбирали и тигель с расплавленным металлом переносили к подготовленной форме.

Теофил упоминает о надписях и изображениях, украшавших колокола. В это время нанесение надписей и рисунков только начинало входить в колокололитейный обиход. Первые колокола изготовлялись совершенно гладкими, без узоров и надписей, что объясняется несовершенством техники и неопытностью самих мастеров. Когда впервые появились надписи и рисунки на колоколах, установить довольно трудно, так как древнейших колоколов до нашего времени почти не сохранилось.

В XIII в. на некоторых колоколах делали надписи, идущие справа налево, поскольку мастера вырезали требуемые слова на рубашке формы колокола, а в отливке они выходили в зеркальном отображении. У более поздних делали выпуклую надпись из восковых палочек. Лишь в середине XIV в. начали делать выпуклые надписи, приклеивая восковые модели к телу глиняного колокола.


«Теофиловы» колокола

«Теофиловым» колоколам свойственны характерные особенности, возникавшие вследствие применявшейся несовершенной технологии производства: небольшой уклон стенок, одно большое подвесное ухо, вдавленные надписи и украшения. У них почти отвесные стенки одинаковой толщины, край скруглён, а не заострён, как у современных колоколов. Звук у них чистый, но отрывистый, резкий, без привычного долгого гула. Сохранилось более десятка колоколов, изготовленных описанным способом. Самый крупный из них – колокол св. Луллия высотой 130 см.

 

Украшения средневековых колоколов: а – XI–XII вв., вверху буквы альфа и омега; б – XII в., плоский верх; в – XIII в., появляются изображения икон 

Сам Теофил отмечал, что утолщение стенки колокола или увеличение его размеров изменяет высоту звука. Поэтому, когда требуется отлить набор колоколов, согласованных между собой по тональным высотам, можно пользоваться одним из этих двух приёмов – в своем трактате Теофил приводит соответствующие расчёты. Изложение методики можно найти и в других источниках того времени. Предпочтительным считался вариант, когда все колокола имели стенки одинаковой толщины, а желаемая высота тона определялась размерами колокола. Если стенки колокола были толстыми, он давал мощный бас. Тонкие стенки «пели» звонко и пронзительно. Но колокола различались не только по размерам и звуку, но и по назначению. Самыми главными были огромные церковные благовесты, они звонили только по большим праздникам. Обычные церковные колокола для служб назывались полиелейными и воскресными. Самыми большими городскими колоколами были вечевые и набатные, а те, которые висели на сторожевых башнях крепостей, назывались вестовыми.

Было замечено, что окраска звука, который издаётся колоколом, меняется в зависимости от профиля его стенки. В средние века шёл упорный поиск такой формы стенок колокола, которая придала бы звуку красивую окраску. Форма теофиловых колоколов называлась «улей»; её сменила «сахарная голова». Верхняя часть такого колокола напоминает усечённый конус и едва заметно прогибается внутрь, нижняя часть круто выгибается наружу, образуя выпуклость, и имеет массивную губу с заострённым краем.

Формы средневековых европейских колоколов: а – «улей»; б – «сахарная голова»

Описываемая Теофилом технология применялась вплоть до XII в. В размерах и массе колокола к этому времени увеличились в сотни раз. Если в VI в. они перевозились в ларцах, то в IX в. их масса исчислялась уже сотнями, а в XI в. – тысячами фунтов. Перевозить их стало делом затруднительным, поэтому они отливались прямо на месте вблизи той церкви, для которой они предназначались. В результате на рубеже Х–ХI вв. за отливку колоколов взялись бродячие ремесленники, и монахи-бенедиктинцы к XIII в. утратили привилегию на колокольное литьё.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

Оставь комментарий