Искусство колокольного звона


( Голосов: 1 ) 

В звуке колокола различают три главных отдельных тона: первый звон – главный, самый слышный тон, происходящий тотчас же после удара; если он густ, ровен, держится долго и не заглушается другими побочными тонами, то колокол отлит превосходно.

Главный звон зависит от математически правильной и соразмерной толщины всех частей колокола и происходит от вибрации частиц металла в средней его трети. Второй тон представляет собой гул, который хотя происходит тотчас же за ударом, но явственно слышится спустя некоторое время. Гул распространяется не так далеко, как звон, но держится дольше его, и чем он сильнее, тем колокол считается лучше. Гул происходит от вибрации частиц металла в краях колокола или, вернее, в нижней его трети. Поэтому чем толще края колокола, тем гул сильнее, хотя при излишней толщине он разносится не так далеко.

Схема (а), процесс (б) настройки колокола обточкой и проверка (в) высоты звучания колоколов с помощью поперечной флейты (фрагмент фрески. г. Мёлн, Германия. Ок. 1400 г.)

Третий тон – это «звененье». Оно происходит от вибрации частиц металла в верхней трети колокола; звук этот довольно неприятен; он тем слышнее, чем толще дно и верхняя треть колокола и чем массивнее его уши. В небольших колоколах этот звук сливается со звоном и потому едва слышен, но в больших он довольно силен и пронзителен. Для устранения или, по крайней мере, для уменьшения нежелательного звука верхнюю треть и дно колокола стараются делать как можно тоньше, в 2–3 раза тоньше краев.

Если размеры колокола верны и пропорция меди и олова точна, тогда звук колокола, происходящий от сочетания главных тонов, достигает необыкновенной чистоты и певучести. Такие колокола достаточно редки. Это связано с целым рядом обстоятельств, с которыми довольно трудно бороться, например, с ликвацией сплава в печи. И хотя предпочитают отливать колокола, которые предполагается использовать совместно, из металла одной плавки, успех не гарантирован. Таким образом, и при всём опыте мастера не всегда сразу получается звон из нескольких колоколов в требуемом тоне, и тогда остается одно – исправить недостатки обточкой стенки колокола.

Это возможно лишь в том случае, когда тон колокола должен быть понижен, и почти невозможно повысить тон колокола, так как при этом необходимо укоротить диаметр его нижнего края. Поэтому на практике предпочитают отливать колокол с более толстыми стенками. Таким способом возможно исправить ошибку главного тона, но при этом невозможно исправить добавочные тона.

Искусство колокольного звона требует большого навыка и умения. Как уже отмечалось, применяются два способа: раскачивают или язык, или сам колокол. В средневековье, когда колокола использовались особенно часто, от сильного звона звонари нередко глохли (вспомним хотя бы знаменитого Квазимодо из «Собора Парижской Богоматери» в. Гюго), поэтому, чтобы сберечь слух, они клали в уши ягоды, например, рябины, калины и клюквы; затыкали уши ватой, звонили с открытым ртом.

С середины XIX в. известны общества любителей колокольного звона. Особенно много их было в Англии и России (до революции 1917 г.). Наиболее авторитетными считались Камберлендское общество искусства звонарей в городе Норвич и Лондонский клуб звонарей.

В России хороший звон зависит от искусного перебора шести, семи, а иногда девяти и даже тринадцати колоколов с соблюдением довольно ровного такта, зависящего от более или менее частых ударов в большой колокол. В Англии большой популярностью пользуются колокольные концерты, на которых звонари на пяти, шести или более колоколах исполняют все возможные сочетания ударов, которые только можно получить при известном числе колоколов. Например, в 1796 г. члены клуба звонарей в Вестмерленде на колокольне церкви св. Марии звонили три часа и двадцать минут и сделали за это время на семи колоколах все возможные сочетания числа семи, т.е. 5040 ударов. В Бирмингеме подобный концерт продолжался 8 ч 15 мин, за это время с хронометрическою точностью было сделано 14 224 удара.

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

Оставь комментарий