Тернии и соблазны


 

Постройка машины в соседнем с замком городе могла вызвать ненужный интерес, а Уатт, кроме прочего, обладал повышенной подозрительностью. Было решено, что работы будут вестись в заброшенном здании рядом с замком. Поскольку работа была сопряжена со значительными трудностями, Уатт регулярно впадал в уныние. Однажды он писал своему другу, доктору Уильяму Смоллу: «…я боролся со многими неудачами и верно пал бы под их тяжестью, если бы меня не поддерживала дружба доктора Робака».

Дела же самого Робака в это время стремительно катились под гору: разработка угольных и соляных копей не принесла ничего, кроме убытков; стремясь заткнуть образовавшуюся финансовую брешь, он истратил своё состояние, затем состояние жены, а после был вынужден занять крупные суммы у родственников и друзей. Для возврата долгов пришлось задействовать даже последний резерв – капитал металлургических предприятий Робака в Бирмингеме и стекольных заводов в его окрестностях. Однако и это не помогло – Джон Робак был разорён и остаток дней провёл в забвении.

В разгар этих событий в 1772 г. доля Робака в предприятии Уатта перешла бирмингемскому промышленнику МэтьюБолтону (Matthew Boulton), впрочем, доля эта была оценена настолько низко, что она даже не была включена в перечень имущества, которое описывали для обеспечения долгов. Уатт опять оказался в непростой ситуации. В одном из писем он писал: «Он мой искренний и великодушный друг и при том честный и достойный человек. У меня сердце обливается кровью, но я не могу помочь ему. Я держался за него, даже во вред себе. Долее это становится для меня невозможным, семья требует заботы о ней».

В поисках средств для сооружения своего двигателя Уатт стал думать о выгодной работе за пределами Англии. В начале 1770-х годов он заявил друзьям, что «ему надоело отечество», и серьезно повёл разговоры о переезде в Россию. В это время Петербургская Академия Наук направила Уатту официальное приглашение – снова поспособствовал Джозеф Блэк, имевший контакты с научным сообществом России. Русское правительство предложило английскому инженеру «занятие, сообразное с его вкусом и познаниями» и с ежегодным жалованьем в 1000 фунтов стерлингов. Намерение Уатта уехать в Россию вызвало переполох. Поэт Эразм Дарвин написал ему: «О Боже, как я был напуган, когда услышал, что русский медведь зацепил Вас своей громадной лапой и тянет в Россию! Умоляю не ездить, если только это возможно… Я надеюсь, что Ваша огненная машина оставит Вас здесь».

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

MetalSpace

Опубликовано MetalSpace

Адрес электронной почты: info@metalspace.ru
Предлагаем сотрудничество
  • Опубликуй свои произведения в электронной форме.
  • Размести научную статью или пресс-релизы на страницах нашего портала.

Оставь комментарий